Загрузка...

Совместимость по знаку Зодиака

Конфуций. Лунь Юй (Беседы и Суждения). Глава X. "Кун цзы" ("В родном дане...")

 

1.
В родном дане Кун-цзы не был многословным, хотя и казался простодушным, а в главном храме государя и при дворе был красноречив, хотя и краток.

2.
Кун-цзы при дворе в ожидании выхода правителя, если разговаривал с низшими сановниками, был мягок и любезен, а если беседовал с высшими сановниками - вежлив и прям. Когда правитель выходил, он выказывал благоговение, но держался с достоинством.

3.
Когда государь поручал ему принимать гостей из других царств, то лицо его как будто преображалось и походка менялась. Когда он в знак приветствия подавал руки стоящим слева и справа, то платье его спереди и сзади казалось расправленным. Когда он спешил навстречу гостям, то был похож на птицу с распростертыми крыльями. Когда посланники удалялись, он докладывал всегда правителю: "Посланники ушли и назад не оглядывались".

4.
Когда Кун-цзы входил в дворцовые ворота, то пригибался, будто боялся, что не пройдет. Посредине ворот не останавливался и проходил, не наступая на порог. Когда подходил к престолу правителя, лицо его преображалось, колени подгибались и слов ему будто не хватало. Поднимался в зал, подбирая полы одежды, пригнувшись и затаив дыхание, словно не дышал. А когда выходил из зала и спускался на одну ступень, на вид был уже ровным и спокойным. Спускался вниз быстро, как на крыльях. Когда возвращался на свое место, казался умиротворенным.

5.
Кун-цзы нес нефритовую табличку так, будто кланялся, будто не мог удержать ее. То поднимал ее высоко, словно приветствовал, то опускал вниз, словно делал подношение. Выражение лица его постоянно менялось, он шел мелкими шажками, не отрывая ног от пола. При поднесении подарков он был сдержан, после церемонии в частной беседе был весел.

6.
Конфуций не оторачивал своего воротника темно-красной или коричневой материей. Не употреблял на домашнее платье материи красного или фиолетового цветов как цветов промежуточных, более идущих женскому полу. В летние жары у него был однорядный халат из тонкого или грубого травяного полотна, который при выходе из дому он непременно накидывал поверх исподнего платья, чтобы не просвечивало тело. Поверх нагольной шубы из черного барана он надевал однорядку, поверх пыжиковой - белую, а поверх лисьей - желтую. Меховой халат длинный (для теплоты), с коротким правым рукавом (для удобства в работе). Во время поста он непременно имел спальное платье длиною в 1 1/2 роста для прикрытия ног. В домашней жизни он употреблял пушистые лисьи и енотовые меха. По окончании траура он носил на поясе всевозможные привески. Если это было не парадное платье для представления ко двору и жертвоприношений, которое делалось из прямых полотнищ с оборками вокруг поясницы - юпка, то оно непременно скашивалось вверху. Барашковая шуба и черная шапка не употреблялись при визитах с выражением соболезнования. Первого числа каждого месяца он непременно одевался в парадное платье и являлся ко двору.

7.
Во время поста Кун-цзы всегда надевал чистое платье из простого полотна, ел другую пищу, всегда покидал комнату, где обычно спал.

8.
Если каша была не из отборного обрушенного зерна, если мясо было нарезано не достаточно мелко, если каша от долгого хранения прогоркла, ничего этого он не ел. Испортившуюся рыбу и протухшее мясо не ел. Продукты, имевшие дурной вид и запах, не ел. Плохо сваренное не ел, несвежее не ел. Неправильно разделанное мясо не ел. Если не было соответствующей приправы, не ел. Хотя бы мяса было и много, не ел его больше, чем риса. Только в вине не ограничивал себя, но не пил допьяна. Вина и мяса, купленного на рынке, не употреблял. От имбиря никогда не отказывался. Обычно ел немного.
При жертвоприношениях в храме правителя не допускал, чтобы жертвенное мясо главного животного оставалось на второй день. Жертвенное мясо других животных не должно было лежать более трех дней. Еслионо пролежало три дня, то не ел.
Во время еды он не вступал в беседу, во время сна не говорил.
Хотя бы пища его состояла из простой каши или овощного супа, он непременно отделял немного для жертвоприношений и делал это с большим благоговением.

9.
Если циновка была постлана неправильно, он не садился.

10.
Когда жители его общины собирались на церемонию распития вина, он вставал лишь после того, как выйдут старики.
Когда жители его общины изгоняли злых духов, то он в парадной одежде стоял на восточной части крыльца.

11.
Если он посылал кого-либо в другое царство с поручением, то дважды кланялся посланнику и лишь потом отпускал его.
Когда Канцзы преподнес лекарство, Учитель с поклоном принял его, сказав: "Я еще не разобрался, что это за лекарство, поэтому не смею опробовать".

12.
Сгорела конюшня.
Учитель, только что вернувшийся из дворца, спросил:
- Люди не пострадали?
И не спросил о лошадях.

13.
Когда правитель жаловал его кушаньем, то он всегда сначала pacnpaвлял циновку и тотчас отведывал его. Когда правитель жаловал сырым мясом, то всегда отваривал его и прежде подносил предкам. Когда правитель жаловал живой скот, то всегда откармливал его. На трапезе у правителя, дождавшись, когда тот принесет жертву предкам, первым начинал есть.
Кун-цзы заболел, и правитель пришел проведать его. Кун-цзы отвернул голову от востока, накрылся парадной одеждой и поверх перекинул пояс.
Когда правитель повелевал прибыть во дворец, Кун-цзы, не дожидаясь, пока заложат повозку, отправлялся пешком.

14.
Войдя в Великий храм, он расспрашивал о каждой мелочи.

15.
Когда умер друг и некому было похоронить его, он сказал:
- Я похороню.
Принимая подарки друзей, будь то повозка или лошади, но не жертвенное мясо, сам не кланялся.

16.
Когда он спал, то не лежал, как мертвый; когда был дома, то не сидел, как при гостях.
Когда Кун-цзы встречал человека в траурном одеянии, хотя бы и давнего знакомца, он всегда принимал скорбный вид. Когда встречал кого-либо в церемониальной шапке или слепого, как бы часто ни видел их, всякий раз был почтителен. Когда сидя в повозке, встречал одетого в траур, то отвешивал поклон, опершись на поручни. Когда встречал людей, несущих государственные подворные списки населения, был так же почтителен к ним. Когда видел щедро накрытый стол, всегда вставал с выражением почтения на лице. Во время грозы и бури он всегда менялся в лице.

17.
Кун-цзы поднимался на повозку, держа прямо спину и ухватившись за веревочные поручни. Сидя в повозке, назад не смотрел, быстро не говорил и распоряжений не давал.

18.
Поднимаясь как-то в повозке по горной дороге, увидел фазанов. Кун-цзы изменился в лице. Фазаны взлетели, сделали круг и сели вместе.
Кун-цзы сказал:
- Эти фазаны знают свое время, знают свое время!
Цзы Лу хлопнул в ладоши, они поднялись и улетели.

Конфуций. Лунь Юй (Беседы и суждения), главы:

I - II - III - IV - V - VI - VII - VIII - IX - X - XI - XII - XIII - XIV - XV - XVI - XVII - XVIII - XIX - XX