Загрузка...

Старая притча

 

Есть одна индийская притча о шестерых слепых и слоне.
Слепые не могли увидеть слона, поэтому составить представление о том, как он выглядит, они могли только на ощупь. Каждый из них по очереди подходил к слону и трогал его.

Первый слепой ухватился за хвост и сказал: «Слон похож на щетку».
Второй обхватил ногу и сказал: «Слон похож на колонну».
Третий слепой прикоснулся к хоботу и сказал: «Слон похож на шипящую змею».
Четвертый, потрогав ухо, сказал: «Слон похож на опахало».
Пятый слепой прикоснулся к бивню и сказал: «Слон похож на копье».
Шестой ощупал бок и сказал: «Слон похож на кирпичную стену».

Все слепые были правы, но все же истина заключалась в том, что толкования каждого из них различались в зависимости от полученных ощущений и впечатлений. Ни один из них не мог составить полную картину и реально представить, как выглядит слон. Каждый из слепых ощутил ту часть, которой касался, но не понял всей реальности. Я верю, что мы живем здесь для того, чтобы становиться все больше похожими на тех, кем являемся; чтобы научиться любить, понимать и ценить нашу целостность; чтобы исследовать и создать целостную картину мира; и чтобы в полной мере осознавать грандиозность и великолепие нашей сущности.

Ну, а если посмотреть на эту историю с точки зрения трансерфинга реальности, то в нее следует включить седьмого слепого, который потрогает слона там, где у того расположено сердце, и ощутит его биение – вибрацию любви. Он призовет остальных сделать то же самое – и тогда сияние любви вызовет у всех духовный подъем и сможет объединить точку зрения каждого и создаст единый образ происходящего.

Если мы не находим счастья внутри себя, то не найдем его и снаружи, разве что испытаем мимолетное ощущение. Люди часто ищут любовь и счастье на стороне, но не могут наполнить свою жизнь любовью к себе и светом, потому что не снимают «Шоры» с глаз.

Путь в тысячу ли начинается с одного шага. Рассуждая о том, кто такой слон, не сделав ни одного движения к прикосновению, нельзя создать картины ни только всего целого, но даже и малейшей его части.