Загрузка...

Тихомиров, Лев Александрович

 

Тихомиров, Лев Александрович (1852 - 1923), русский политический деятель, литератор, философ, православный мыслитель. Родился 19 (31) января 1852 в Геленджике, в семье военного врача. Учился в Московском университете (1870 - 1873). В 1873 был арестован и осужден за участие в революционном движении. С 1879 - член исполнительного комитета «Народной воли». Издавал в эмиграции «Вестник Народной воли». Впоследствии решительно порвал с революционной деятельностью. Издал брошюру «Почему я перестал быть революционером (1888). В Россию вернулся в 1889 и до конца жизни оставался убежденным монархистом, последовательно консервативным мыслителем. В 1909-1913 редактировал «Московские ведомости». После Октябрьского переворота активного участия в общественной и политической жизни не принимал. Консервативные взгляды Тихомирова получили обоснование в его трудах – «Борьба века», «Единоличная власть как принцип государственного строения», «Демократия либеральная и социальная» и др. Наиболее важное философско-политическое сочинение Тихомирова – «Монархическая государственность». Главная религиозная работа Тихомирова - «Религиозно-философские основы истории». К сожалению, в широких кругах о Тихомирове мало что известно, и это понятно. В советскую эпоху его взгляды прямо противоречили действующим идеологическим установкам, сейчас, во времена непрерывного визга о «демократических ценностях» хорошо обоснованная точка зрения православного монархиста тоже кажется неудобной.

Рассматривая различные исторические системы организации общества, Тихомиров считал государственность главным результатом длительного эволюционного прогресса человечества, а монархию - высшей формой государственного устройства. Подлинная монархия, по Тихомирову, не имеет ничего общего с деспотизмом и является наиболее нравственным типом власти. Только монархия в состоянии выстроить гармоничные отношения с Церковью, обеспечить социальный мир, экономические и социальные права всех сословий. Институт монархии отнюдь не исключает духовной свободы, напротив, именно монархическая власть способна уважать мнение народа, поддерживать авторитет законосовещательного народного представительства. Во всемирной истории Тихомиров выделял два типа государства: римско-византийский и русский. Русская монархия, по его убеждению, синтезировала и воплотила в своем историческом опыте наиболее важные и ценные стороны монархической идеи.

Тихомиров считал, что «человек нашей интеллигенции формирует свой ум преимущественно по иностранным книгам. Он, таким образом, создает себе мировоззрение чисто дедуктивное, построение чисто логическое, где все очень стройно, кроме основания — совершенно слабого». В оторванности от народа он видел источник стремления интеллигенции к поучительству: «указывать на чтение книг как на средство выработки миросозерцания вообще можно, лишь не имея понятия о том, что такое есть живое человеческое миросозерцание, которое складывается прежде всего под влиянием личной жизни, а никак не книжек». Тихомиров писал об узком классовом духе интеллигенции, о ее замкнутости и изолированности. Вместе с тем, он отнюдь не был противником образования: «России был и остается нужен образованный человек, — писал он — нужен был, нужен и теперь подвижник правды. Но это ничуть не значит, чтобы ей нужен был «интеллигент», со всеми его претензиями на господство в дезорганизованной им же стране».

Как убежденный консерватор, Тихомиров критиковал либеральную политическую систему и революционное движение, отмечая, что «партийные вожаки получают значение каких-то своеобразных владетельных князьков или, точнее, олигархов. Главное официальное правительство страны ничто в сравнении с этими негласными владыками, создающими и ниспровергающими правительства официальные». Однако при всем кажущемся могуществе, демократия, по мнению Тихомирова, порождает крайне неавторитетный слой управленцев: «патрициев, дворян, служилых массы иногда ненавидели, но уважали и боялись. Современных политиков — просто презирают повсюду, где демократический строй сколько-нибудь укрепился», поскольку правящий класс «вечно занят борьбой за власть, постоянно принужден думать о том, как захватить народ, сорвать его голоса, правдами-неправдами притащить его к себе, а не самому прийти к нему... Нет класса, живущего более вне народа, чем нынешние политиканы». Апофеозом обмана, с точки зрения Тихомирова, являются выборы: «по части искусства одурачивать толпу, льстить ей, угрожать, увлекать ее — по части этого гибельного, ядовитого искусства агитации люди дела всегда будут побиты теми, кто специально посвятил себя политиканству». Парламентаризм будет существовать до тех пор, «пока наконец не исчезнет под напором не общего презрения, давно уже достигшего полной степени зрелости, а движения, до сих пор оказывающегося невозможным по отсутствию личности, около которой могло бы оно сомкнуться». Под этим движением Тихомиров понимал социализм. В работе «Социальные миражи современности», прогнозируя возможность практического воплощения в жизнь социалистической идеи, он доказывает, что социалистическое общество обязательно будет построено на подавлении личности во имя государственных интересов.

Однако Тихомиров пытался показать наличие в социализме и положительных сторон, признавая благородное стремление утопического социализма к устройству более развитого общества: «Мы видим в рядах первых социалистов множество людей действительно высокой нравственности... В утопическом же социализме родилось первое стремление к уяснению внутренних законов общественности». В качестве заслуг социалистического учения Тихомиров выделял следующие: усиление коллективного начала; усиление общественной помощи личности; более справедливое и равномерное распределение. С точки зрения Тихомирова, именно усиленная эксплуатация в капиталистическом обществеве «своими недостатками и злоупотреблениями создала социализм, который выдвинул много справедливого как протест против буржуазного общества...». В социалистическом учении Тихомиров видел не только чисто экономическую подоплеку, но и стихийный протест масс против обнищания, законное желание людей улучшить свою жизнь.

Фундаментальной работой Тихомирова стало исследование «Монархическая государственность» (1905). В этой работе он смог дать целостную картину истории монархической власти не только в общероссийском, но и в мировом масштабе. Первая часть исследования была посвящена теоретическому обоснованию монархической власти. Власть и принуждение для Тихомирова были неотделимы от сущности человеческого общества. По его мнению, в государстве с разной степенью власти сосуществуют три формы государственности: монархия, олигархия и демократия. Ни одна из них не может возобладать и создается идеальное равновесие, когда государство стабильно и прочно. Идеально, когда монарх опирается на олигархию, а в низовом звене, на уровне низшего самоуправления, действуют демократические принципы. Тихомиров пытался синтезировать славянофильский либерализм и идею сильной государственной власти. Рассмотрев во второй части Византию как историческую аналогию российской государственности, он перешел непосредственно к истории России. Здесь особое внимание было уделено построению «правильных» отношений государства и церкви, когда обе эти константы дополняют друг друга, вера не противопоставляется политике, а идеологическим принципом для монархической системы объявляется моральный принцип, основанный на православии. Тихомиров выдвигал на первый план наличие надгосударственной нравственно-религиозной идеи. Как и другие верующие монархисты, он считал, что власть ответственна перед высшим судией – Богом, но в отличие от других консерваторов, Тихомиров обращал внимание не только на духовное, но и на правовое оформление монархического принципа. «Все условия политической сознательности были в России за все 1000-летие ее существования крайне слабы, и по своей спутанности и противоречивости, едва ли не хуже, чем где бы то ни было». Главную опасность для монархии он видел в том, что до Петра I не существовало законодательных определений царской власти, а после него все государственное право испытывало влияние европейской правовой системы, базировавшейся на обязательной эволюции монархии в сторону республиканской формы правления. Тихомиров пытался выработать такое правовое оформление монархической системы, которое доказало бы возможность эволюции монархии. Тезису о неизбежности смены монархической формы правления республиканской, в ходе идущих модернизационных процессов, противопоставлялся тезис о неантагонистичности происходящих изменений и монархической системы. Доказывалось, что монархия не только может вписаться в происходящие изменения, но и сделать их плавными, облегчив болезненность трансформации.

Публикации по рабочему вопросу создали Тихомирову в консервативном лагере славу знатока данной проблемы. П.А. Столыпин пригласил его из Москвы в Петербург в качестве консультанта. Он написал ряд записок по рабочему вопросу, подготовил «Доклад относительно заявления о запросе по поводу преследования профессиональных союзов рабочих», в котором доказывал, что рабочие организации - естественное явление, и их нужно не преследовать, а использовать на благо государства и самодержавия. После убийства Столыпина, Тихомиров в своих публикациях намекал, что корни этого события нужно искать в неугодности премьера для высших сфер Санкт-Петербурга. В 1913 Тихомиров оставил пост редактора «Московских ведомостей», отошел от публицистической деятельности и переехал в Сергиев Посад.

Падение самодержавия было воспринято Тихомировым относительно спокойно. Однако, указывая на отсутствие в России каких-либо демократических традиций, Тихомиров приходил к выводу о неизбежности установления диктатуры, если не одного пролетариата, то малоимущих классов в целом, что неизбежно приведет к болезненным потрясениям.

К этому времени Тихомиров уже целиком погрузился в проблемы религиозного характера, работая над исследованием «Религиозно-философские основы истории» («Борьба за царство Божие») и повестью «В последние дни». По своей направленности эта повесть перекликается с работой Тихомирова «Религиозно-философские основы истории», однако, не является чисто философским произведением, поскольку в ней действуют выдуманные Тихомировым герои. Социализм и связанный с ним материализм были, по мнению Тихомирова, только «пассивным» отступлением от Бога, но еще не означали воцарение Антихриста, как это казалось многим современникам событий. Тихомиров считал, что «для перехода к активному отступлению нужно, чтобы материализм сменился какой-либо формой нового мистицизма, при котором только и возможно появление «нового бога», «иного бога». А поскольку этого еще не произошло, то, следовательно «последние времена» еще впереди.

На нашем сайте опубликованы работы Льва Тихомирова: