Загрузка...

«Tanglefoot»

 

Когда после летнего отдыха возвращаешься в город, всегда испытываешь смутную, дразнящую тревогу: вот мы столько времени проболтались даром, а ведь жизнь не ждет!

Пока мы купались и ели простоквашу, здесь небось работа кипела.

Сколько новых мыслей, трудов, событий, открытий, радостей и торжества духа!

Стыдно делается за себя, и, робко озираясь, начинаешь вводить себя в бурный поток культурной жизни. Торопишься повидать старых друзей, расспросить, разузнать.

Мы сидим в столовой!

На столе три клейких листа «Tanglefoot» , два таких же листа на подоконнике, один на самоварном столике, один пришпилен булавкой к стене.

Всюду извиваются и жужжат мухи.

Мы беседуем с притворным интересом. Следим за мухами - с настоящим.

- Так вы, значит, все лето оставались в городе?

- Что? В городе?.. Да, все лето… Это что, а вот посмотрели бы вы, сколько у нас в кухне! Прямо взглянуть страшно!

- В кухне?

- Ну да, мух.

- У вас, кажется, много нового. В деревне, знаете, как-то мало читаешь…

- Да какие уж у нас новости? Вот мухи одолели.

- Читали мы, что у вас тут какие-то дома провалились.

- Что? Да, говорят… Смотрите: села, потом встряхнулась и улетела. Верно, скверный клей. Высох совсем. Нужно бы уж новую бумажку положить, да, знаете, интересно смотреть, когда побольше мух. Скучно над пустой бумажкой сидеть.

- А мы в газетах читали, будто вы новую пьесу задумали.

- Я? Пьесу? Ах да! Помню, что-то было в этом роде.

- Что же, подвигается работа?

- Опять полетела… Вон две зараз. Что?

- Работаете много?

- Как вам сказать?.. И рад бы работать, да некогда. Время как-то уходит.

- Говорят, какая-то интересная выставка скоро будет? Правда это?

- Выставка? Неужели? Следовало бы переменить лист. Им вон больше и липнуть некуда.

Мы замолкли. Большая муха, прилипнув боком к бумажке, сердито жужжала. В соседней комнате тягучий старушечий голос скрипел:

- Петька, а Петька! Не тронь муху! Зачем ножки рве-ешь? Кабы она тебя, так небо-ось…

- Бывали вы летом в театрах, в опере?

- Н-нет, знаете ли. Трудно как-то выбраться.

Жену вот брат в деревню звал с детьми, в Саратовскую губернию. Там, говорят, хорошо. Воздух чудесный, кумыс и все прочее. А может, и нет кумыса. Словом, великолепие.

- Ну, что же, ездили?

- Собственно говоря, нет. Трудно как-то. То да се. Опять-таки не знаем, когда поезда отходят.

- Так ведь можно же справиться.

- Некому у нас справляться… Времени нет. Сами видите.

- Досадно.

- Еще бы не досадно. И деньги были. Да ведь что же поделаешь? Трудно.

Он вздохнул и поник головой.

- А все-таки любопытная вещь - эти бумажки для мух. Прежде их не было; были другие, синенькие. Совсем дрянь. А отсюда уж не уйдешь. Жена сначала никак привыкнуть не могла. Все мух жалела… Вытащит, бывало, муху из клея и - ха-ха-ха - лапки ей теплой водой вымоет! Потеха! Где уж там отмыть! Иная ножки вытянет, тянется-тянется, да вдруг - бух носом в самую гущу. Ха-ха-ха! Шалишь! Не уйдешь!

- Кого видели из общих знакомых?

- Да никого, кажется. Туго съезжаются. Рано еще. Да и Бог с ними. Прибегут, настрекочут, - смотришь, и сам закрутился…

Провожая меня в переднюю, он с деловым видом переложил лист «Tanglefoot'a» со стола на подоконник.

- Темнеет, - объяснил он. - Теперь они больше на окно садятся. А вот как лампу зажгут, тогда можно и на стол перенести.

А в соседней комнате голос скрипел:

- Петька, а Петька! Опять ты ей крылья рвешь! Зачем мучаешь! Кабы она тебя, так небо-ось!..

Рассказы Тэффи по алфавиту