Загрузка...

Предсказатель прошлого

 

«На основании точнейших данных науки хиромантии предсказываю настоящее, прошедшее и будущее. Даю советы о пропавших вещах, неудачах в браке и способы разбогатеть».

Далее следовал адрес и часы приема: от 9 утра до 11 вечера.

- Нужно пойти, - подумала я. - А то живешь - ничего не знаешь. Пойду, хоть прошлое узнаю.

Разыскала дом. Спросила у швейцара.

- У нас таких нет, - отвечал он. - Прежде, действительно, жил тут дворник, умел зубы лечить. Пошепчет в рот - зуб и пройдет. Многим помогал. А теперь он на Фонтанке, а какой номер дому, я знать не могу, потому что с меня этого не спрашивается. А если вам знать требуется, где квартира номер тридцать два, так прямо вам скажу, что во дворе, налево, шестой этаж.

Я пошла во двор, налево, в шестой этаж. Лестница была корявая и грязная. Кошки владели ею беспредельно. Они шныряли вверх и вниз, кричали как бешеные и вообще широко пользовались своими правами. Дверь, за которой предсказывают прошлое, была обита грязной клеенкой и украшена нелепым звонком, болтавшимся прямо снаружи.

Кто-то открыл мне и быстро шмыгнул в другую комнату.

- Пожалте-с сюда! - тихо заблеял простуженный голос.

Я пожаловала.

Комната была маленькая, в одно голое окно. Железная кровать, закрытая вместо одеяла газетной бумагой, два стула и ломберный стол. Над столом прикреплен булавкой к стене лист бумаги, с нарисованной на ней пятерней.

Хозяин стоял и грустно меня разглядывал. Он был очень маленький, с очень большим флюсом, перевязанным черным платком, торчащим на затылке двумя заячьими ушами.

- А, понимаю! - сказал он вдруг и улыбнулся, сколько позволял флюс. - Понимаю!.. Вас, вероятно, прислала ко мне графиня Изнарская?

- Нет, - удивилась я.

- Ну, в таком случае княгиня Издорская?

- И не княгиня.

Он не был поражен таким ответом и как будто даже ждал его. Выслушал с интересом и спросил еще, словно для очистки совести:

- В таком случае, наверное, баронесса Изконская. И тут же прибавил с достоинством:

- Это все мои клиентки. И полковник Иванов - вы знаете полковника Иванова? - тоже приходил советоваться со мной, когда у него украли чайную ложку. Чистейшего серебра. С пробой. По пробе все и искали сначала… Чем могу служить? Настоящее, прошедшее или будущее? Позвольте вашу левую ручку. Которая у вас левая? Ах да, виноват, эта. Они, знаете, так похожи, что даже мы, специалисты, часто путаем. Позвольте рассмотреть линии. Гм… да. Я этого ожидал! Вы проживете до девяноста… да, совершенно верно, до девяноста трех лет и умрете от самой пустой и безопасной болезни… от отравления карболовой кислотой. Остерегайтесь пить карболовую кислоту в преклонных летах!

- Благодарю вас! - сказала я. - Только я больше интересуюсь другим вопросом…

- Понимаю! - перебил он. - Для того, чтобы я понял, достаточно самого легкого намека. Вас беспокоит мысль о той вещи, которая у вас пропала на днях!

Я стала вспоминать, что у меня пропало: булавка от шляпы, последний номер журнала «Аполлон», перчатка с правой руки…

- Эта вещь была вам дорога и необходима, - я вижу это по линиям вашего указательного пальца.

Положительно, он намекал на перчатку. Она была действительно очень нужна, и я, разыскивая ее, полезла даже под шкаф и стукнула лоб.

- Вам бы хотелось знать, где теперь эта вещь! - пророческим голосом продолжал хиромант.

- Да! О-очень!..

- Она вам возвращена не будет. Но благодаря ей будет спасено от голода целое семейство. И оно будет благословлять ваше имя, даже не зная его!

- Несчастные!

- Теперь скажу вам о вашем прошлом. Вы были больны.

Я молчала.

- Не очень сильно. Я молчала.

- И довольно давно. Еще в детстве. Я молчала.

- Но несерьезная болезнь. Я же говорю, что несерьезная, - оправдывался он. - Так, какие-то пустяки! Голова, что ли, болела… и недолго. Что там! Какой-нибудь час. И еще должен вам сказать, что в вашей жизни сыграли некоторую роль ваши родители: проще скажу - мать и отец. А еще мне открыто, на основании ваших линий, что у вас очень щедрая натура. Если вы только заметите, что человеку нужны деньги, уже вы сейчас все ему отдадите.

Мы помолчали некоторое время - он вопросительно, я отрицательно.

Потом он захотел огорчить меня. Он поднял голову вверх и, тряся заячьими ушами, ехидно сказал:

- Замуж вы никогда не выйдете!

- Ну, это положим!

- Как «положим»! Мне по линиям шестого сустава безымянного пальца…

- Врет вам шестой сустав. Я давно замужем.

Заячьи уши уныло опустились.

- Я в этом смысле и говорил. Раз вы замужем, так как же вам еще раз выходить. Тем более, что даже смерть вашего мужа не обозначена на ваших суставах. Он доживет до девяноста двух лет и умрет от такого пустяка, что вы даже и не заметите. Но для вашего мужа очень опасны пожары. В огне он очень легко загорается…

- Благодарю вас, мы будем осторожны.

- И вообще, остерегайтесь всяческих несчастий - это мой вам совет. Ушибы, увечья, заразительные болезни, потеря глаза, рук, ног и прочих конечностей, со смертельным исходом, - все это для вас чрезвычайно вредно. Это все, что я могу вам сказать на основании научных исследований вашей руки, называемых хиромантией. Один рубль.

Я заплатила, поблагодарила и вышла.

Он стоял на лестнице - одно заячье ухо вверх точно прислушивалось к моим шагам, другое - упало вниз, безнадежное. Он долго смотрел мне вслед.

- Поблагодарите от меня графиню Задольскую! - вдруг крикнул он сверху.

- Что-о? - подняла я голову.

- Баронессу… за рекомендацию. И княжну тоже…

Слегка прищурив глаза, он гордым взглядом окинул двух пегих кошек, примостившихся у самого порога. Вы, мол, твари, понимаете, кого пред собой видите?

- Непременно! - ответила я.

Я понимала, что раз нас слушают посторонние, то нужно быть деликатной. Кошки переглянулись.

Рассказы Тэффи по алфавиту