Загрузка...

Подходцев и двое других. Часть II. Глава 3. Первый ребенок в доме

 

Вернувшись домой, Подходцев и Громов застали мирную картину: Марья Николаевна лежала, свернувшись калачиком на диване, а Клинков читал ей какую-то книгу.

- Ну что? - встретил вернувшихся Клинков. - Наверное, без меня никакого толку не вышло?

- Нет, вышло, Марья Николаевна, сейчас вы получите вашего ребенка...

- Неужели он согласился?!

- Видите ли... он сначала как будто бы был против, но мы его уговорили.

- Привели, так сказать, резоны, - подтвердил Громов.

- И ваше белье принесут, и вещи.

- Какие вы милые! - воскликнула повеселевшая Марья Николаевна, протягивая им обе руки, которые они почтительно поцеловали.

- Важное дело - рука, - завистливо сказал Клинков, отходя к печке. - То ли дело - губы.

- Клинков!! - грозно прорычал Громов.

- Он обо мне что-нибудь спрашивал? - осведомилась Марья Николаевна.

- Да, - великодушно сказал Подходцев. - Он спрашивал: "А как ее здоровье?"

- А мы говорим, - подхватил, бросая на Подходцева благодарный взгляд, Громов. - "Ничего, спасибо, здоровье хорошее". Он был грустен.

И, поколебавшись немного, Громов добавил:

- Он плакал.

- В три ручья, - беззастенчиво поддержал Подходцев. - Как дитя.

- Еще бы, - ввязался в разговор Клинков. - Потерять такую женщину... Ручку пожалуйте!

Через полчаса горничная принесла два узла с бельем и девочку лет четырех. Горничная была заплакана, девочка была заплакана и даже узлы были заплаканы - так щедро облила их слезами верная служанка.

Девочка бросилась к матери, а Подходцев, чтобы не растрогаться, отвернулся и обратился сурово к горничной.

- Передай своему барину, что тут ты видела барыню и трех каких-то генералов с золотыми эполетами. Скажи, что ты слышала, как один собирается ехать жаловаться министру на твоего барина.

Когда горничная ушла, Марья Николаевна удалилась с девочкой в отведенную для нее комнату, а трое друзей принялись укладываться на диване и кроватях.

Разговаривали шепотом.

- Заметили, как она на меня смотрела? - спросил Клинков.

- Да, - отвечал Подходцев, - с отвращением.

- Врете вы. Она сказала, что я напоминаю ей покойного брата.

- Очень может быть. В тебе есть что-то от трупа.

- Тиш-ш-ше! - грозно зашипел Громов. - Вы можете их разбудить!

Клинков ревниво захихикал:

- "Громов влюблен, или - Дурашкин в первый раз отдал сердце! Триста метров". Хи-хи...

Аркадий Аверченко. Подходцев и двое других.