Загрузка...

Барон Олшеври. Вампиры. Часть II. Невеста вампира. Глава 6

 

На другой день вечером все общество собралось в столовой.

Гарри был угрюм, несмотря на целую кучу писем и визитных карточек, выражавших благодарность и восхищение за вчерашний роскошный праздник.

Несколько более знакомых лиц явилось лично благодарить его.

- А слышали новость? - спросил вновь вошедший аптекарь, не успев даже и поздороваться. - Умер скоропостижно корнет Визе. Я был у него.

- Как, что, расскажите! - послышались вопросы. Довольный общим вниманием, аптекарь начал:

- Вчера на балу с Визе был обморок.

- Обморок? А я и не знал, - сказал Гарри.

- Да, его товарищ корнет Давинсон нашел его без чувств в зимнем саду, - продолжал аптекарь. - Визе был выпивши и бормотал какую-то чушь. Но потом он оправился, и они прямо с бала поехали в лагерь в офицерскую столовую. Там обильно позавтракали. Визе был здоров, хотя и очень бледен.

Собирались к часу ехать в город с визитами, но вдруг в двенадцать часов Визе объявил, что он так устал и так хочет спать, что не в силах держаться на ногах.

И правда, он очень ослабел, так что только с помощью Давинсона добрался до своей палатки и упал на постель.

Больше не суждено ему было с нее встать.

Перед вечером денщик нашел его мертвым. Лицо спокойное, даже радостное, а в кулаке зажата поблекшая мертвая роза-ненюфар. Надо думать, дорогое воспоминание прошедшего бала, - ораторствовал с азартом аптекарь.

Все жалели покойного: корнет Визе был еще так молод!

Многие, в том числе и Гарри, спрашивали, когда похороны, и тут же условились поехать отдать последний долг усопшему.

Только Джемс и Райт угрюмо молчали…

Закурив сигары, они откланялись обществу и вышли в сад на обрыв.

- Ну, что? - первый прервал молчание Джемс. Райт молчал.

- Не прав ли я, дело неладно. Я едва ли ошибусь, если скажу, что участь Визе грозила вчера и Гарри.

Райт все молчал.

- Что ты молчишь, как истукан! - вспылил Джемс.

- Что ты пристал ко мне! Разве я что понимаю в этой чертовщине, - огрызнулся Райт.

- Не сердись, голубчик, подумай, что нам делать, просил взволнованно Джемс.

- Если б это были команчи или туги - дело другое, а тут я ничего не понимаю, - хмурясь, ответил Райт.

- Но я ее видел, но где, когда? А видел, видел, - не унимался Джемс.

- Ты говоришь «она», а кто она? Дама в голубом платье, а что мы можем о ней сказать?.. Видение в Охотничьем доме и вчерашняя маска. Да, быть может, это совпадение! А если предположить, что мы видели ее призрак прежде, чем увидели ее самое. Разве ты не знаешь: «Есть много, друг Горацио, такого, чего не снилось нашим мудрецам!» - задумчиво говорит Райт. - Но где тут опасность? - как бы про себя продолжал он.

- Еде опасность? Вот в том-то и вопрос! А что опасность есть, то это я чувствую, чувствую, - горячо убеждал Джемс.

- Да еще бы тебе не чувствовать опасности или преступления, на то ты и Шерлок Холмс, - засмеялся Райт.

- Ладно, посмотрим, кто будет смеяться последним! - сердито проворчал Джемс и, круто повернувшись, ушел в дом.

Райт еще долго сидел на краю обрыва, куря сигару за сигарой, машинально следя за колечками дыма, и тяжелое предчувствие томило его сердце.