Загрузка...

Павсаний. Описание Эллады. Книга IX Беотия. Глава XXXII

 

1. У тех, кто живет в Кревсисе, гавани феспийцев, общественных памятников нет никаких; но у одного частного человека есть статуя Диониса, сделанная из гипса и разукрашенная росписью. Путь морем из Пелопоннеса в Кревсис извилист и вообще неспокоен: всюду выдаются мысы, так что плыть по морю прямо нельзя, и, кроме того, с гор дуют сильные ветры.

2. Если плыть из Кревсиса, направляясь не в открытое море, а вдоль берега Беотии, то направо будет город Фисба. Прежде всего тут будет гора у моря; если перевалить через нее, то войдешь в долину, а за ней будет другая гора; у ее подошвы находится город Фисба. Тут есть храм Гераклу, а в нем статуя бога - он представлен стоящим, - и сделана она из мрамора; в честь Геракла они справляют праздник Гераклеи. Эта долина, находящаяся между двух гор, легко могла бы стать озером из-за обилия воды, если бы здешние жители не провели посредине крепкую плотину. И таким образом в течение года в одну часть долины они отводят воду, а на другой занимаются земледелием. Говорят, что Фисба была местной нимфой, от которой город и получил свое название.

3. Если плыть отсюда дальше вдоль берега, то у моря встретится небольшой городок Тифа. И здесь есть святилище Геракла, и жители Тифы ежегодно справляют в честь его праздник. Из беотийцев тифейцы более других с древнейших времен претендуют на знание морского дела, вспоминая, что их земляк Тифис был выбран кормчим на корабле Арго. Они перед городом показывают место, где, вернувшись из Колхиды, по их словам, стал на якорь Арго.

4. Если из Феспий идти внутрь материка, то на пути будет Галиарт. Кто был основателем Галиарта и Коронеи - рассказ об этом я счел неудобным отделить от рассказа об орхоменских делах. Во время нашествия мидян, так как жители Галиарта стояли на стороне эллинов, то часть войска Ксеркса прошла по их стране и сожгла все, что было в их земле вместе с городом. В Галиарте есть могильный памятник Лисандру из Лакедемона. Когда он напал на стены Галиарта, где заперлось войско из Фив и из Афин, враги сделали вылазку, и в битве Лисандр пал.

5. Лисандра в некоторых отношениях можно очень хвалить, в других - горько упрекать. Он проявил большую находчивость и талант. Командуя флотом пелопоннесцев, он выждал момент, когда Алкивиад покинул флот, и внушил помощнику Алкивиада, Антиоху, уверенность в том, что он в состоянии победоносно сразиться на море с лакедемонянами, и, когда он, преисполненный дерзостью и самохвальством, вышел в море, Лисандр победил его недалеко от города Колофона. Когда Лисандр вторично прибыл с флотом из Спарты, он так пленил Кира, что всякий раз, как он обращался к нему с просьбой, Кир доставлял ему своевременно и в изобилии денег, сколько нужно было для флота. Когда сто афинских кораблей стояли на якоре у Эгоспотам (Козьи реки), то он захватил их суда, выждав момент, когда моряки разошлись за водой и для покупки продовольствия. Приводят такой пример его справедливости. С Автоликом, победителем в панкратии, статую которого я сам видел в афинском Пританее, вступил в пререкание из-за какой-то вещи спартанец Этеоник. Хотя он был уличен, что требует ее неправильно, но так как в Афинах было правление тридцати (тиранов) и тут находился сам Лисандр, то, полагаясь на это, Этеоник стал драться, а так как Автолик защищался, то он повел Автолика к Лисандру, вполне надеясь, что тот рассудит в его пользу. Но Лисандр признал действия Этеоника неправильными и отпустил его, сделав строгий выговор.

6. Все это, конечно, служило к чести Лисандра, но все следующие поступки были позором для него. После битвы при Эгоспотамах как самого начальника афинского флота, Филокла, так и около 4000 других афинских пленников Лисандр велел казнить, и даже после их смерти он отказал им в погребении, чего не сделали афиняне даже с мидянами, павшими в битве при Марафоне, чего с самими лакедемонянами, павшими при Фермопилах, не сделал и царь Ксеркс. Но еще большие нарекания навлек Лисандр на лакедемонян установлением декадархий (комиссий десяти), которые он ввел по городам, и установлением гармостов (лаконских наместников). Раньше лакедемоняне не считали для себя дозволенным накапливать деньги; в этом они считались с данным им предсказанием, что гибелью может явиться для Спарты одно лишь корыстолюбие. Но именно Лисандр привил им невероятную алчность к деньгам. Я лично тут вполне согласен с персами, и, судя с точки зрения их законов, я считаю, что Лисандр принес лакедемонянам больше вреда, чем пользы.

Книга IX. Беотия. Оглавление

Описание Эллады. Оглавление