Загрузка...

Тихомиров Л.А. Апокалипсическое учение о судьбах и конце мира. V. О численных сроках конца мира и пришествия антихриста

 

Я начал беседу с тех ожиданий близкого конца мира, которые теперь распространяются среди христиан. Как решить вопрос о правильности этих ожиданий? Много ли времени осталось жить миру, и стоит ли еще нам заботиться о поддержании христианской миссии, а тем более о поддержании христианского государства?

Многие толкователи Апокалипсиса решают, что конец мира очень близок. Оберлен в 30-х годах (ХИХ ст. – ред.) не надеялся уже больше, чем на 200 лет мировой жизни. Таково же мнение Вл. Соловьева. Полковник Бейнинген, посредством расшифровки «пророческой азбуки», определяет конец миру в 1932 году.

Мне кажется, что все эти вычисления и предположения очень субъективны, даже тогда, когда субъективизм облекается в наружно математическую форму вычислений полковника Бейнингена.

Я думаю, что мы не знаем сроков. Можно думать, что из семи эпох мира - четыре уже прошли, одна идет, а две еще остались впереди. Но сколько составит лет, веков или тысяч лет течение пятой, шестой и седьмой эпох - мы не можем знать. Продолжительность эпох, судя по прошлому, весьма неодинакова. Первая не имела и сотни лет. Третья захватила целое тысячелетие. Сколько протянется пятая, сколько потребуется Филадельфийской эпохе для спасения всех, еще подлежащих спасению? Да и нашей эпохе (если она точно пятая), несмотря на ее греховность, указано: «Бодрствуй и утверждай прочее близкое к смерти», значит, и пятой эпохе указывается деятельность, которая, вероятно, и подготовит возможность появления светлой Филадельфийской эпохи. Стало быть, мы обязаны, во всяком случае, работать, а сколько времени - это, я полагаю, зависит не от заранее предопределенного срока, как бы навязанного нам, а от успешности нашей работы. Чем более усердно мы работаем, чем больше спасаем людей, тем больше срок, ибо мир кончится, думаю я, тогда лишь, когда уже никто не захочет быть с Богом и идти ко спасению *.

* По поводу этого места один уважаемый священник задает мне вопрос: полагаю ли я, что вопрос идет о количестве спасающихся, или задачи христианской эпохи в достижении высокого состояния святости? Я не решаюсь остановиться на очень твердом ответе. Мне кажется наиболее вероятным, что и количество, и качество здесь довольно тесно связаны. Однако заданный мне вопрос для размышления читателей.

В 7-й главе Апокалипсиса сказано: Ангел, имеющий у себя печать Божию, воскликнул к ангелам, имеющим «вредить земле и морю»:

«Не делайте вреда ни земле, ни морю, ни деревам, доколе не положим печати на челах рабов Божиих»... Сколько же времени потребуется на это? Не сказано. Апокалипсис открывает общий ход исторического процесса от времен Спасителя до конца мира и указывает число периодов эволюции, которую за это время предстоит совершить Церкви и миру. Но вычисления времени, которое суждено прожить миру в течение этой эволюции, мне кажется, не имеют для себя никакой опоры в предсказаниях св. Писания.

У Спасителя указаны общие признаки наступления конца мира, но в отношении хронологическом содержится, во-первых, очень непонятная фраза: «не прийдет род сей, как все сие будет», а засим положительное заявление: «О дне же том и часе никто не знает, ни ангелы небесные, а только Отец Мой един». Не определяя срока, Спаситель, однако, указывал всегда его ожидать: «Бодрствуйте, молитесь, ибо не знаете, когда наступит это время». Наступит оно неожиданно, но предусматривать его должно, наблюдая зрелость мира для кончины: «От смоковницы возьмите подобие - когда ветви ее становятся мягки и пускают листья, то знаете, что близко лето».

Те же наставления всегда ожидать конца, но без обозначения «времен и сроков» содержатся у Апостола Павла: «Сами вы достоверно знаете, что день Господень придет как тать ночью». «Ибо когда будут говорить: мир и безопасность, тогда внезапно постигнет их пагуба». Апостол Петр напоминает, что у Господа «один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день» и повторяет: «придет же день Господень, как тать ночью»...

Все Апостолы указывают, подобно Спасителю, некоторые признаки явления Антихриста и второго пришествия Господа, но совершенно отрицают определение сроков. Указания Апокалипсиса делаются в выражениях очень неопределенных. Их стараются разгадать, но думается, не для того пророчество излагается в столь понятном виде, чтобы позволить разгадку.

Во всяком случае, мы видим, что конца мира ждали уже во времена Апостолов. Св. Иоанн Богослов писал: «Дети, последнее время и как вы слышали, что придет Антихрист, и теперь появилось много антихристов, то мы и познаем из этого, что последнее время» (1 Иоанна, 2-18). Ап. Павел по поводу браков говорит: «Я вам сказываю, братья: время уже коротко, так что имеющие жен должны быть, как не имеющие»... «ибо проходит образ мира сего». (Первое Коринф. 7, 29-31).

Ожидания конца мира были столь напряженны у христиан тех времен, что сами апостолы должны были увещевать верующих не преувеличивать близости конца. В этом отношении Апостол Павел, в послании к солунянам, дает замечательные указания условий, при которых наступит конец мира, и которые при нем еще не назрели. Быть может, именно для указания еще долгого пути и был дан Апокалипсис, который, хотя и говорит: «Время близко» и «Ей, гряду скоро», но самым содержанием раскрываемой картины будущего поясняет относительность этой «близости».

Ожидания конца мира и впоследствии повторялись, каждый раз оказываясь ошибочными.

Под такое же сомнение ставлю я и современные ожидания. Во всяком случае мне кажется, что люди, как Оберлен и Вл. Соловьев, в своих попытках узнать время конца, стоят на более правильной почве, чем полковник Бейнинген. Они основываются не на цифровых вычислениях, а на оценке духовно-нравственного состояния человечества. Справедливы или нет их ожидания близкого конца, но, мне кажется, именно такой способ предвидения указан Спасителем. «Возьмите пример от смоковницы», то есть, полагаю я, наблюдайте духовно-нравственную эволюцию мира, и когда увидите признаки, то знайте, что время близко.

Сам я за это не берусь в настоящих строках. Но не безполезно представить себе общую картину мировой истории с точки зрения развития дела Божия.

Она, мне кажется, такова.

Господь Бог послал в мир Спасителя, Который, действием Духа Святого, воздвиг человечество ко спасению. Сила Божественной благодати дана человечеству для созидания из себя Церкви, Невесты Христовой, в которой в течение известного времени должны соединиться со Христом все, которые могут быть спасены.

С другой стороны, силы зла, древнего Змия, также напрягались в борьбе против Бога, в той же среде человечества, отстаивая свое господство. Для этого силы зла выдвинули некоторую «тайну беззакония», вступившую в действие уже во времена апостолов.

И вот в человечестве идет борьба добра и зла. Она представляет эволюционный процесс, которого отдельные фазисы указаны в Апокалипсисе, но продолжительность этих фазисов, а стало быть, и общий срок жизни мира, не указаны. Эти сроки, думаю я, и не предназначены Богом в смысле чего-либо насильственного, неизбежного, а предопределены только в смысле предусмотрения Божия.

Должно вспомнить учение ап. Павла о предопределении. Господом все предопределено, но только в том смысле, что он всеведущ, и то, что предузнал, то и предопределил.

Обычный разум, которым обладают люди и в еще большей степени ангелы и демоны, может предвидеть только то, что составляет логический вывод из положения дел и соотношения сил. Но в отношении действия свободной воли такой логикой нельзя ничего предвидеть. Вот почему Сатана, например, не знает, успеет ли он погубить искушаемого им святого. Если бы Сатана знал наверняка, что не успеет в своих усилиях, он бы, вероятно, не стал понапрасну тратить сил. Но он этого не знает. Он только видит, что по содержанию душевных сил этот человек может пасть, и даже иногда кажется, что непременно должен пасть. Но у искушаемого есть порывы свободной воли в направлении к добру или злу, и уж действия их Сатана никак не может предвидеть. Только Божественный Разум знает все это, не логическим умозаключением, а прямым всеведением, созерцанием самой картины будущего, еще не нарисованной, подобно тому, как мы созерцаем картину прошедшего...

Вот по этому Своему всеведению, Господь знает весь будущий ход борьбы добра и зла, только потому предопределяет спасение одних и гибель других.

В мировом процессе борьбы добра и зла огромна роль свободы человека к добру и злу. От нее зависит успешность действия того и другого, а потому и продолжительность сроков той или иной стадии борьбы, в результате же, следовательно, и общий срок мировой эволюции.

Апостол Павел говорит солунянам, что день Господень не придет, пока не явится отступление и не объявится человек греха, сын погибели (Антихрист), которого явление ныне чем-то задерживается и который явится, как только это «удерживающее» будет «отнято от среды». Когда же это удерживающее отнимется, дав возможность тайне беззакония взять верх? Мне кажется - это может случиться всегда. Уже во времена Апостолов считали возможным пришествие Антихриста, но с тех пор прошло 1900 лет, а его все нет, хотя частные «антихристы», противники Христа, были и 19 веков назад. Сам Тайнозритель считал возможным, что уже «последнее время». И, однако, «последнего времени» тогда еще не наступило. Времена и сроки сокрыты от самих Ангелов. Даже «Сын Человеческий», поскольку Он был человек, не мог этого знать. Все это объясняется, мне кажется, только тем, что в действительности сроки зависят от напряжения свободной воли человека к добру и злу. В воле Господа - чтобы спаслось возможно больше людей, и вот, быть может, стремление свободной воли человека к Богу и есть то «удерживающее», которое не дает явиться Антихристу. Есть объяснение, что «удерживающее» - это действие Святого Духа. Но действие Святого Духа и не отнимется от среды, пока не явится отступление от свободного влечения человека к Богу.

Такое действие свободной воли могло бы произойти и во времена Апостолов. Если бы по предведению Божию оказалось, что спастись, быть с Богом, желает лишь немногочисленная группа верующих первенствующей Церкви, то «удерживающее» было бы отнято тогда же и конец мира наступил бы немедленно. Антихрист действительный быстро вырос бы из какого-нибудь из мелких антихристов той эпохи. Поэтому Спаситель и апостолы предупреждали христиан быть наготове. Но самое это предупреждение вызвало новые порывы свободной воли к созиданию Тела Христова, и, предвидя еще великое множество способных ко спасению, Господь не отнимал «удерживающее» от «среды».

Так было при Апостолах, так было и потом, так останется навсегда. Антихрист всегда готов явиться, как только его пустят сами же люди. Настоящее время, например, имеет множество признаков конца века, и правы нравственно те, которые предупреждают нас: «Дети, последние времена»... Эти времена действительно последние, но собственно по характеру, по напряжению силы зла и по ослаблению стремления людей к Богу. А «последние ли» эти времена до сроку, хронологически? Этого, мне кажется, нельзя знать. Думается, что если бы свободная воля людей воспрянула снова, хотя бы пораженная гнусным видом мерзости запустения, и устремилась бы снова к Богу, то Антихрист, уже совсем готовый войти в наши двери, был бы снова отброшен в свою бездну... до более благоприятных условий.

Итак, я думаю, что сроков не положено. Они зависят от нас, людей, от свободной наклонности к добру или злу, к Богу или Сатане.

В определении продолжительности каждого периода и всего срока мировой жизни участвуют три элемента. Из них два постоянных и один - переменный. Сатана в каждую минуту готов завладеть миром и выпустить для этого всегда готового Антихриста. Другой элемент - спасительная благодать Божия точно так же всегда, независимо от сроков, готова защитить нас. Обе эти силы - противоположные по целям и стремлениям, одинаковы по определенности и постоянству напряжения в своих целях и стремлениях. Но есть третий элемент - сам человек. Напряжение его свободной воли искать Бога или Сатану - есть величина переменная. Ее-то действие и решает вопрос о продолжительности сроков. Они Господом Богом предусмотрены, и в этом смысле предопределено как Божественное действие благодати, так и допущение злу. Но все это предусмотрено и предопределено лишь в зависимости от человеческой свободной воли, которую Господь не насилует ни в какую сторону.

Это обстоятельство - зависимость сроков от нас самих - и есть, мне кажется, причина того, что сроки нам не открыты. Знание их связывало бы нашу свободную волю различными соображениями «еще не скоро» или «все равно ничего не поделаешь». Между тем нужно, чтобы наше делание или неделание обусловливалось не такими соображениями, а свободным исканием добра и зла, свободным желанием быть с Богом или, наоборот, - с Сатаной.

С этой точки зрения, для христианина нужно не численное предусмотрение сроков, а различение духовно-нравственной зрелости добра и зла для того, чтобы бороться за добро против зла и созидать дело Божие в соответствии с состоянием мира. В этом смысле различение лица времени нужно и полезно. Мне кажется, что только в этом смысле оно и указано нам Спасителем. В этом же смысле и в Апокалипсисе сказано: «Блажен соблюдающий слова пророчества книги сей».

Лев Тихомиров. Апокалипсическое учение о судьбах и конце мира