Загрузка...

Совместимость по знаку Зодиака

Андрей Кураев. Сатанизм для интеллигенции. О Рерихах и православии. 1. "Агни-Йога" - этика или религия?

(Том I. Религия без бога. I. "Живая этика" как секта)

Вам скажут, что теории неважны, что логика и философия не связаны с жизнью. Не верьте. Разум - от Бога, и далеко не безразлично, разумно ли то, что происходит.

Г. К. Честертон

Является ли рериховское движение религиозным? Таков первый предмет для дискуссии: действительно ли теософия есть чисто светское, чисто культурно-познавательное движение? Сама Агни Йога выдает себя за чисто светскую идеологию, которая при этом ухитрилась вобрать в себя все лучшее, что только есть во всех религиях мира - но все равно осталась светской. Христиане считают иначе. Каковы же аргументы сторон?

Вообще-то изучение религиозной философии само по себе может не быть религией. Когда однажды вице-президент Международного центра Рерихов Л. Шапошникова захотела обвинить меня в невежестве, она написала: "Вся статья (речь идет о моей статье в "Новом мире" - А. К.) исходит из того, что уникальное философское учение "Живой Этики" есть новая религия. Я не берусь объяснять диакону, что такое религия и чем она отличается от философии. Полагаю, ему, бывшему аспиранту Института философии, это известно.

Действительно известно. И как бывшему студенту кафедры научного атеизма МГУ, и как бывшему аспиранту Института философии, и как нынешнему преподавателю кафедры философии религии и религиоведения МГУ. Поэтому привожу то определение религии, которое мне памятно еще со светских студенческих лет: Религия выявляется сочетанием трех характеристик - наличием религиозного учения; наличием религиозной практики (культа) и наличием религиозной организации.

Я понимаю, что нет достаточных оснований доверять суждениям о религии профессиональных атеистов. Что ж, напомню г-же Шапошниковой определение религии, которое дает выдающийся русский философ С. Н. Трубецкой в словаре Брокгауза и Ефрона: "Религия может быть определена как организованное поклонение высшим силам ... Религия не только представляет собою веру в существование высших сил, но устанавливает особые отношения к этим силам: она есть, следовательно, известная деятельность воли, направленная к этим силам ".

Я вполне согласен с этим определением религии и, приводя его, надеюсь ответить на замечание г-жи Шапошниковой, сказавшей в одном из своих выступлений: "Есть несколько решений всяких духовных семинаров, которые прошли под главенством патриархии, о том, что рериховское движение - это секта. Но, простите, дьякон даже не сформулировал: а что такое религия?.

В свою очередь я мог бы поинтересоваться у рериховцев, каким определением религии пользуются они.

Так является ли религиозным учение Агни Йоги? Ответ на этот вопрос очевиден. Сама теософия выдает себя за синтез всех религиозных традиций человечества - как же при этом она сама может не быть религиозной? Если дом построен из бревен - очевидно, его следует назвать деревянным. Если некое учение является синтезом религий, - очевидно, оно является религиозной доктриной, а не теорией сопромата. "Синтез всех религий" может быть чем-то нерелигиозным - но только в том случае, если он вобрал в себя случайные, нехарактерные черты каждой из религий. Можно составить "синтез всех религий", если из каждой священной книги взять, например, описания растений ("Когда ветви смоковницы становятся уже мягки и пускают листья, то знаете, что близко лето" - Мф. 24,32). В таком случае появится энциклопедия древней ботаники, но никак не "тайная доктрина". Напротив, теософия Блаватской (которую всего лишь продолжают Рерихи) полагает, что она нашла не ботанический, а именно мистический ключ к самым древним мистериям, культам, откровениям. Как заявляла Анна Безант, "Теософия есть утверждение мистицизма в недрах всякой живой религии.

Письма Махатм не стесняясь говорят о "нашей оккультной доктрине. Очень прошу запомнить эту автохарактеристику. Рериховцы почему-то обижаются, когда их доктрину называют "оккультной". Но их Махатмы именно так ее и называли. И в письмах Елены Рерих многие утверждения или советы предваряются ссылками на оккультные доктрины ("зная непреложные оккультные законы... ).

Так что же - неужели теперь оккультизм надлежит считать чисто светским, чисто культурным и даже вполне академическим феноменом? Если мне скажут, что "оккультизм - это наука об управлении скрытыми силами природы", то в ответ я могу предложить поработать с определением шаманизма как "науки об управлении скрытыми силами духов".

Если "теософия и ее оккультные доктрины" (на этот раз это Блаватская ) - это научная теория и научная же практика, то я хотел бы поинтересоваться у г-жи Шапошниковой: с помощью каких процедур она вступает в связь с "Владыкой Солнца"? В науке процесс открытия и доказательства должен быть воспроизводим. Насколько мне известно, руководители современных рериховцев не имеют непосредственных связей с "Махатмами" и "космическими иерархами". Я, по крайней мере, не встречал такие выступления г-жи Шапошниковой, в которых она ссылалась бы на личный опыт духообщения. В то же время рериховские лидеры утверждают, что именно наличие таких "источников знания" позволило Блаватской и Рерихам создать свою "научную теорию". Но если нынешние столпы теософского движения не могут получать новую информацию по каналу и методу уже открытому их предшественниками - не означает ли это, что мы имеем дело все-таки с ненаучным способом миропонимания?

И, между прочим, сказать, что некий культурный феномен не является научным, вовсе не означает нанести ему оскорбление. Это в прошлом веке наука казалась единственным мерилом и единственным идеалом, а потому теософы всячески подчеркивали свою "научность". Но сегодня уже ни философия, ни искусство, ни религия не стесняются того, что они вненаучны. И только теософы продолжают укутываться в обноски прошловекового позитивизма. Ни о. Павел Флоренский, ни Бердяев, ни Хайдеггер, ни Рахманинов, ни Есенин не назвали бы свою деятельность научной. Но это никак не означает, что они опозорили человеческое достоинство.

Так что суждение о том, что теософия не является научным феноменом - это безоценочное суждение. В нем не содержится оценки, хорошо это или плохо. Это просто констатация действительности: теософские каналы получения базовой (в их восприятии) информации о мире являются вненаучными. Оценку можно дать лишь стремлениям рериховцев назвать свою доктрину научной. Тут неизбежно приходится предстать перед выбором: или у рериховцев очень смутные представления о том, что такое наука, и поэтому космические "откровения" и мифологические конструкты они считают наукой; или они все же разделяют общепринятые представления о науке, но в чисто пропагандистских целях идут на подтасовку и вопреки реальности и совести выдают "Живую Этику" за науку.

Но если теософия есть феномен вне-научный, то, может, это феномен чисто культурный? Не всякая культура есть наука. Музыка не есть музыковедение, и вдохновение композитора не передается кандидатам искусствоведения.

Но вот Е. Блаватская пишет, что "все средневековые каббалисты были теософами. Конечно, если мне докажут, что Каббала - это чисто светский феномен, что учение и практику Каббалы нельзя считать религиозными - я признаюсь в своем полном невежестве и соглашусь считать то учение, адептами которого были "все каббалисты" и все Рерихи, нерелигиозным.

Только в одном случае нельзя считать теософию религиозным учением. Если признать, что мир религии исчерпывается христианством. Тогда действительно, теософия - не религиозное учение. Но если ламаизм, магию, каббалистику, пантеизм считать религиозными учениями, то теософия, возникшая на базе их синтеза, тоже должна считаться религиозной доктриной.

Да, в теософских трактатах почти не встречается слово "Бог". Но истории религии известны не-теистические доктрины и культы. Существует огромное число мифологических систем, в которых померкло представление об Изначальном Боге-Творце. Такую же религиозно-магическую мифологию без Бога-Творца пытается создать теософия. Аналогично иудей мог бы сказать: раз я считаю Иисуса из Назарета простым еврейским раввином, но не вижу в нем ни Мессию, ни Спасителя, ни Бога, то прошу считать мою веру в Иегову не-религиозным мировозрением. Вот и теософы уверяют: поскольку мы не признаем Творца и не верим в Христа как Спасителя, то считайте наш оккультизм чисто научным.

Но каков же исток этого учения? Вырастает ли оно из недр собственно человеческой культуры или открывается из мира "надземного"?

Теософы сами заверяли, что свои основные труды они пишут не сами, а лишь записывают "космический диктант". Е. Блаватская, например, так рассказывает историю появления своей "Разоблаченной Изиды", которая "является библией наших теософов. Сама ли я ее написала? Нет, это сделали моя рука и мое перо. В остальном я от нее отказываюсь, ибо сама я совсем не понимаю ее - не понимала раньше и не понимаю теперь. Елена Рерих прямо называет свои трактаты "Откровением".

Блаватская приводит эпизод из Евангелия: "Семьдесят учеников возвратились с радостью и говорили: Господи! и бесы повинуются нам о имени Твоем. Он же сказал им: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию; се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью; и ничто не повредит вам" (Лк. 10,17-19). Теософиня находит возможность для весьма нетрадиционного толкования этого текста: "Это замечание относится к Божественной мудрости, падающей подобно молнии, и тем вызывая к деятельности разум тех, кто борется с дьяволами невежества и суеверия... Так учат нас ... Таким образом, замечание, сделанное великим Посвященным в Евангелии от Луки, - указывающее аллегорически на луч озарения и разума, подобно молнии, падающей с небес в сердца и умы обращенных к древней Религии Мудрости, представленной тогда в новом аспекте мудрым галилейским Адептом, было искажено вне всякой узнаваемости и обращено в одну из самых жестоких и губительных теологических догм.

Какие философские или научные аргументы привела она в пользу своего пассажа, вполне кощунственного на христианский взгляд? - Никаких. Просто: "Так учат нас ...". Кто же учит теософов?

Оказывается, Блаватская и семья Рерихов были избраны некими Духами Космоса для того, чтобы через них проникнуть в мир людей. "Тексты Агни Йоги, по утверждению их создателей, были даны тибетскими Махатмами, а авторы текстов явились лишь посредниками в передаче учений. Эти тексты, как повествует предание, были записаны методом "автоматического письма" в особом измененном состоянии сознания, и таким образом, имеют трансцендентальное, сверхчеловеческое происхождение", - пишет современный проповедник Агни Йоги , обнаруживая, между прочим, плохое владение философским лексиконом: слово "трансцендентальное" здесь явно неуместно.

Вообще-то это именно "предание", теософская легенда. У. Э. Коулман обнаружил в "Разоблаченной Изиде" Е. Блаватской около двух тысяч прямых заимствований из современных работ по магии Данлопа и Де Мюссо, масонской энциклопедии Маккензи и т. д.

Но для нас сейчас важно то, что сами теософы именно так, "трансцендентально" объясняют происхождение своих трактатов. Важно, потому что под феноменом "автоматического письма" в оккультно-мистической практике подразумевается такого рода контакт с некоторым духом, при котором сам человек находится в медитативно-полубессознательном состоянии, а карандаш пишет сам по себе, исполняя волю духа, вышедшего на "контакт".

Иногда же в контактерском опыте Е. Рерих место "автоматического письма" занимало прямое общение с духами. Комната Елены Ивановны заполнялась голосами - и она выслушивала их инструкции и спрашивала о "тайнах мироздания". "Лежа на спине, я лучше слышу", - признается, например, Е. Рерих. Иногда возникают недоразумения - и контактерка не может ясно определить, какой же именно дух вошел в общение с нею. "Мне обидно, что я не могу еще различать по звуку, кто со мною говорит", - жалуется Елена Ивановна своему Духу, а тот ей дает перечень ее собеседников: "Дух принимает и лучи и провода не только Мои и К. Х., но и Тер., и Тары Китайской, и Мох., и Лао-Цзы, и Вог., и Конфуция, конечно, Будды и Хр.. Итак, источник "Живой этики" - это прямые беседы в астральном мире Рерих с духами Конфуция, Будды, Лао-Цзы, Христа и прочими "Махатмами". Вообще, как можно понять из заметок Е. Рерих, "учителя человечества" чуть ли не в очередь записываются для того, чтобы удостоиться чести беседы с Еленой Ивановной - "Лучшие духи из Астрала мечтают прибегнуть к Нашим рабочим кельям.

Мы видим, что рериховская проповедь вырастает не из исследования древних учений, не из знакомства с текстами и документами древности, не из логики философского или этического анализа, а из непосредственного духообщения. Точнее сказать - из общения с теми духами, что не прочь назвать себя именами Христа или Будды. "Откуда берете силу и вразумление? Соединяясь с Духом Великим.

Вот один из таких диалогов (вопросы Е. Рерих в нем помещены в скобках, а прямая речь духа дана непосредственно): "(Но я уже слышала голос Христа!) Голос Христа гораздо легче слышать, ибо в радуге Его заглушены красные и желтые тона. Радуга Будды гораздо резче. Когда Урусвати (оккультный псевдоним Е. Рерих - А. К.) видела ее, не сразу смогла принять ее. (Почему она резче?) Ибо Он ушел, не уничтожив оболочку воздействием Духа, как сделал Христос. Его даже сожгли, но Христос уничтожил свое тело воздействием Духа. Дух Христа своим приказом разложил свое тело на атомы. Это было замечательное достижение Христа. Противница кладбищ должна приветствовать, когда земной багаж унесен самим собственником. Легко понять, что сожжением нельзя так разложить на атомы, как огнем духа. Низшее - кладбища и мощи, выше - сожжение, выше - огонь духа. Но на Земле лишь Христос исполнил это.

Свидетельство апостолов о воскресении Христа во плоти, призыв самого Христа к Фоме удостовериться, что Воскресший носит тело со следами от полученных ран, - все это на наших глазах отменяется новым "откровением". Духи "уточнили" Евангелие: "Христос уничтожил свое тело".

Кроме непосредственных откровений, у Рерихов есть еще несколько источников информации, альтернативной Евангелию. Прежде всего это - классика западной оккультной литературы (каббалистика, розенкрейцеры, масоны, теософы). Во-вторых, это мистическая литература Индии. И конечно, гностические (а отнюдь не христианские) апокрифы.

Что же касается собственно философской литературы, то я не встречал у Рерихов ссылок на Аристотеля или Декарта, Гегеля или Канта. И даже когда имена философов (например, Пифагора или Платона) мелькают в их трудах - они приглашаются туда в качестве "посвященных адептов", то есть в качестве носителей неких магических знаний, а не в качестве собственно философов.

В теософской смеси можно встретить лишь весьма небольшие фрагменты философской мысли, исчезающе малые крупицы мысли научной, великое множество искореженных исторических выкладок и нескончаемые вереницы религиозных словоизлияний.

Итак, книги "Живой Этики" - это некое откровение "свыше", а вовсе не результат кропотливой философской или сравнительно-религиеведческой работы. "Об этом говорили Высокие Учителя в своих беседах с ней и в своих "передачах". Книги, которые она сложила в результате этих бесед и передач, назывались Агни Йогой или Живой Этикой" (Л. Шапошникова).

Л. Шапошникова апеллировала к моему статусу религиеведа. Что ж, приведенные только что признания и суждения позволяют мне, во-первых, заметить, что Агни Йога - это именно предмет моего профессионального интереса как религиеведа; это феномен, который органичнее рассматривать в религиозном контексте, нежели в историко-философском. Как справедливо заметил В. К. Шохин, говоря о гностицизме (который Рерихами постоянно ставится в пример "догматическому христианству"), "внефилософскому, в своей сущности, феномену гнозиса не противоречит, конечно, то обстоятельство, что в гностических текстах может утилизироваться и философский материал, по типологии вполне ему внешний, но этот материал начинает жить здесь по законам "другой страны" ... Аналогично и в теософии (по определению В. Шохина - в "неогностицизме") постановка тех или иных философских проблем не означает применение философского метода их разрешения.

Мистические рериховские трактаты никак не похожи на исследования по философии религии. В них нет смыслового, логического сюжета. Нет никакой эволюции мысли в пространстве одного трактата или даже пункта. Любой из сотен параграфов можно взять и перенести на полсотни страниц - и это ни облегчит, ни затруднит его восприятие. Здесь нельзя найти некий тезис, который, подвергаясь воздействию философской рефлексии, постепенно и логично раскрывает свое смысловое содержание. Ни один из философских методов размышления не используется здесь для анализа религиозного опыта человечества. В книгах Рерихов вообще нет доказательств: ни фактических, ни логических, ни диалектических. Труд доказательств заменен потоком напыщенных деклараций. Через многотомье "Живой этики" просто течет поток "космического сознания", который при своем воплощении не проявляет ни малейшего уважения к правилам философии (которые являются достаточно общими и для западной, и для индийской философских традиций).

Во-вторых, уже можно сделать первый вывод религиеведческой экспертизы. Дело в том, что в религиеведении принято делить религии на "пророческие" и "мистические". "Пророческие" религии (христианство, иудаизм, ислам, зороастризм) предполагают, что Высшая Реальность в предельной своей полноте открылась в конкретный исторический момент определенному человеку или людям, составившим на основании своего сакрального опыта то или иное "священное Писание". "Мистические" религии (преимущественно религии Индии) полагают, что полнота мистического опыта, которая открылась первопроходцам, может быть воспринята и их последующими адептами. Элементы профетизма или мистицизма есть, естественно, в каждой развитой религии - вопрос в тех акцентах, которые реально ставятся в той или иной религиозной практике. Итак, несмотря на демонстративную привязанность теософии к мистическим культам Индии, реально Агни Йога формировалась по религиозным канонам Запада - как религия "откровения".

Другое дело, что "откровенный" характер какого-либо знания есть лишь указание на источник его получения, но никак не гарант его доброкачественности. Как и Владимир Высоцкий, я считаю, что "не все то, что сверху - от Бога".

Не находя оснований считать теософию философским учением, я соглашаюсь с тем определением, которое теософская доктрина получила в "Философской энциклопедии": "Теософия - религиозно-мистическое учение Е. П. Блаватской и ее последователей. Сложилась под влиянием индийской философии, оккультизма и восточных эзотерических доктрин. Как форма вневероисповедной мистики теософия свидетельствует о кризисе традиционных религиозных систем, которые она пытается заменить собою. В этой формуле я согласен даже с утверждением о "кризисе традиционных религиозных систем". По крайней мере христианская Церковь уже две тысячи лет находится в кризисе. При этом, однако, вновь замечу, что если религиозная доктрина не похожа на христианство, это совсем на значит, что она является светской.

И снова подтвержу: некое учение может говорить о духовных мирах, может быть религиозным, но само при этом не превращаться в религию. Для трансформации религиозного учения в практику нужна постановка именно практической религиозной цели.

Сама Блаватская так определяла цель созданного ею Теософского общества: "Цель его основателей были практические опыты в области оккультных сил ". "Читатель должен держать в уме основные положения восточной философии, которые мы последовательно раскрывали. Давайте их кратко повторим.... 4. Магия, как наука, представляет собою знание способа, посредством которого всезнание и всемогущество духа, и его власть над силами природы могут быть приобретены человеком, пока он все еще находится в теле. Магия как искусство, есть применение этого знания на практике. 5. Злоупотребление сокровенным знанием есть колдовство; применение во благо - истинная магия или Мудрость. Итак, практические колдовские опыты (если они ставятся с целью распространения теософии, то самая колдовская методика оказыватся "белой магией") - это и есть практическое применение "Тайной доктрины" (она же - "сокровенное учение").

Но это не главная практическая цель теософии. Высшая ее задача выражена Ю. Горбуновым, один из лидеров современного рериховского движения, так: "Е. И. Рерих считала Учение Агни Йоги научной доктриной, предназначенной для приобщения человека к божественному началу , к космическому источнику знаний. Как известно, Йога, одна из восточных философско-психологических методик, позволяет человеку развивать, расширять собственное сознание, работать с подсознанием, интеллектом, сверхсознанием, и таким образом, соединяться с Богом.

"Соединение с Богом" - это уже задача религиозной, культовой практики.

Л. Шапошникова сама так уточняет цель Агни Йоги: "достигнуть положения Космического Иерарха или Богочеловека. Напомню, что именно такую цель - уподобление Богочеловеку Христу - ставит перед верующим христианство. Согласно знаменитой формуле св. Иринея Лионского, "Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом". (Разница, правда, в том, что в христианской перспективе Христос, будучи Богом, стал человеком, а в оккультизме человек сам должен осознать себя в качестве Бога ). Так что либо мы и христианство должны считать не-религиозным движением, которое преследует чисто культурную цель "уподобления Богу", либо и теософию мы должны рассматривать как учение, ставящее перед собой практические и специфически религиозные задачи.

Вопрос этот тем более должен быть значим для г-жи Шапошниковой, что творчество Елены Рерих она уподобляет именно служению Христа. "Когда Христос, - напишет позже Елена Ивановна, - мучился на Кресте, - кто понимал, что старый мир кончился, и уже новая заря загорелась, и новый Бог вознесся над Землею. Сознавала ли она, когда писала эти строки, что именно ей, Высокому Космическому Иерарху, было суждено выполнить подобную миссию?.. Елена Ивановна должна была притянуть на обессиленную землю Высшие энергии, высшие силы... Урусвати (Е. И. Рерих - Л. Ш .), - писал Тот, Кто руководил космическим творчеством, - явит сочетание с небом... Эксперимент проводили Космические Иерархи, те субъекты эволюции, которые могли на нее влиять и могли ею руководить. Они стояли на разных ступенях и были по разному приближены к Земле. Но на Земле, внизу, принеся свою Великую жертву, оставалась она, русская женщина Елена Ивановна Рерих, от которой теперь зависела судьба Космической эволюции планеты Земля. Над Землей встала она, Космический Иерарх и Великий Учитель... Как заклятие звучали слова Космических Иерархов, обращенные к Той, которая взяла на себя всю земную тяжесть эксперимента: "Помоги Нам, помоги Нам, помоги Нам на всех путях. Новую связь Земли и Неба созидаешь"... Лучи Космических Иерархов, как тонкие хирургические инструменты, формировали новую энергетику Елены Ивановны Рерих, в которой Земля сопрягалась с Мирами иных состояний материи и иных измерений... Планета голоса не услышала. Но Та, Единственная, все поняла. Царственный обруч Братства коснулся ее головы. Отныне Великая сущность и земная женщина, Елена Ивановна Рерих, будет ощущать и ассимилировать каждую новую энергию, приходящую из Космоса. Она будет приводить ее в соответствие с эволюционным процессом и давать этому процессу на Планете свой энергетический импульс. Она будет находиться в энерго-информационном взаимодействии с Братством, Космическими Иерархами, иными мирами, и, наконец, Космическим Магнитом. Ее земное тело, измененное и утонченное Экспериментом, уже не сможет существовать так, как существуют остальные земные тела. Оно будет телом 6-го энергетического вида и потребует новых условий... Без нее Земля не совершит переход на новый виток эволюции, а человечество не получит нужную энергию для дальнейшего продвижения. Таков был результат сложнейшего Космического творчества на планете Земля, в ее ХХ веке.

Я не даю сейчас оценки такого рода притязаниям. Я просто замечаю, что "притянуть на землю Высшие энергии, высшие силы" - это и есть задача любого религиозного делания, любого религиозного культа - от самого примитивного до самого возвышенного.

Вот пример соответствующей работы теософов, приведенный самой Блаватской: "Мартинисты были мистиками и теософами, которые утверждали, что они обладают тайной установления связи с (элементальными и планетарными) духами ультрамундных сфер. Некоторые их них были практикующими оккультистами. И опять у меня все тот же вопрос: "установление связи с духами" - это что, чисто культурная работа?

А кроме того, - только ли мартинисты были "практикующими оккультистами"? Считала ли Блаватская, что оккультизм надо просто изучать, но не надо прилагать его к жизни? Очевидно, что она считала необходимым претворять оккультные знания в практику. И когда сегодня приходится вступать в дискуссию с рериховцами, они, если не находят достаточно философских или научных аргументов, сразу же ссылаются на практику: мол, "Живую этику" нельзя постичь через книгу, в нее надо вжиться, ее надо практиковать... Правильно - как и любую религию. Другое дело, что для того, чтобы понять, например, культурологическую теорию циклов О. Шпенглера или теорию пассионарности Л. Гумилева, достаточно просто посидеть над их книгами и не надо никакой "духовной" практики. Поэтому дискуссии о них и с ними возможны в рамках именно культурного движения. Чтобы понять философию Декарта, Канта или Гуссерля (и даже Хайдеггера - если только последнее возможно) также достаточно воспитанного философского вкуса, работы со словами, логики и усидчивости. Но не нужно ни благовоний, которыми обкурены книжные магазины рериховских центров, ни медитативной музыки, ни "открытия чакр".

И даже помимо всех каббалистов и мартинистов - неужели не очевидно, что учение, называющее себя "этикой", тем более "живой", пропагандируется именно для того, чтобы стать практикой, чтобы регулировать поведение и жизнь людей?!

Причем речь идет о регулировании их поведения именно в той сфере, которая непосредственно принадлежит к религии. Агни Йога предлагает методики "изменения сознания", которые должны соединить сознание человека с надчеловеческим духовным миром, и это соединение имеет решающее значение для посмертной участи души. Это, собственно, и есть две основные задачи религии: религия есть там, где человек соприкасается с некиим нечеловеческим духовным миром (это может быть Личный Бог западных религий, или безличный Абсолют (Дао, Брахман) религий восточных, или мир многообразных духов в шаманизме и в оккультизме). И религия есть там, где человек, идеология, некая организация ставят своей задачей преодоление смерти, обретение умения выживать после смерти тела . Понятно, что теософия, имеющая своею ключевой концепцией доктрину "кармы" и "переселения душ", является религиозным учением. А поскольку она ставит задачу найти способ изменять свою "карму" и найти лучший способ "переселения" - она становится религиозной практикой.

Чтение трактатов "Живой этики", исполнение духовных упражнений и совершение медитаций призваны делать то, что ставит в качестве своей важнейшей задачи любой осознанный религиозный обряд: обратить сознание человека к иной реальности.

Теософия не просто говорит о "незримом" мире, она предлагает эти свои построения как истину и требует, чтобы читатель согласился с ними. Если бы теософские трактаты излагали "эзотерический буддизм" в стиле религиеведческого анализа ("буддисты считают, что ..."), их можно было бы считать трудами по "истории религии". Но они же полны, с одной стороны, личных исповеданий веры ("Мы знаем, что..."), а, с другой стороны, призывов к читателям ("Замечайте! Примите! Упражняйтесь! Откажитесь! Сосредоточьтесь! Войдите!..."). Если это не религиозная проповедь, то можно принять за обычный философский диспут и тот разговор между ап. Петром и жителями Иерусалима, что состоялся в день Пятидесятницы ("Услышав это, они умилились сердцем и сказали Петру и прочим Апостолам: что нам делать, мужи братия? Петр же сказал им: покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святого Духа" - Деян. 2,37-38).

А. Трефилов, уже упоминавшийся адепт Агни Йоги, говорит о том, какие цели преследует чтение рериховских трактатов в "живоэтических" кружках: "чтение текста выступает также как способ активизации высших структур бессознательной психики... В текстах Агни Йоги одинаково важны как вибрационный, ритмический компонент, так и смысловой, вербальный. Первый способствует формированию особых измененных состояний сознания, подобных тем, которые возникают при чтении мантр или дзэн-буддийских коанов и ведет к особой интерпретации смыслового содержания. Акт чтения Живой Этики выступает актом "сопричастности Шамбале". В этом специфическая сверхзадача текста. (Замечу, кстати, что "Высшие структуры бессознательного", то есть "высшие структуры низшего" - интересное выражение).

Это довольно верное признание. Но оно как раз и свидетельствует о том, что перед текстами Агни Йоги ставится отнюдь не философская задача. Как замечает современный исследователь индийской философии, такого рода тексты (где бы они ни встречались - в Индии, на Ближнем Востоке или в Европе) не могут рассматриваться как философские размышления. "В отличие от любых описательных или теоретических трактатов, - пишет востоковед В. К. Шохин, - такие тексты должны были создаваться не ради объективного изложения или систематизации какой-либо информации, но ради того, чтобы стать духовным инструментом, служить своеобразным учебным пособием в целях строго плановой перестройки сознания того, кому они предназначались". Эзотерические тексты, моделирующие перестройку сознания, призваны совершить своего рода "инициацию". К философии этот "процесс перестройки сознания адепта через его инициацию в "тайную доктрину" космогонического и антропогонического содержания" отношения просто не имеет.

Как и какие именно "высшие структуры" активизируются через эти текстовые инициации, поясняет Ширли Маклейн: "Утверждения - это высказанные резолюции, которые, если ими правильно пользоваться, уравнивают физические, умственные и духовные энергии. Если кто-то произносит вслух: "Я есть Бог, звуковые вибрации в буквальном смысле настраивают на более высокий уровень энергии тела. Произнося: "Я Бог в силе", "Я Бог в счастье", или "Я Бог в здоровье" и другие подобные утверждения по три раза каждое, она обнаружила: "Мое ощущение, а следовательно, и моя истина, изменились. Эффект ошеломляющий.

Итак, слова отнюдь не безобидны и не безразличны - от них действительно зависит многое в человеческом восприятии самого себя, мира и Бога. И совсем по-разному видят мир люди, гипнотизирующие себя формулой "Я - Бог" или шепчущие вслед за Псалмопевцем: "Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей".

И все же медитации на тему "Я - Бог" не исчерпывают мистического содержания Агни Йоги. Если бы теософия стояла лишь на этом утверждении - ее можно было бы рассматривать как одну из ведических религиозных практик, то есть как одну из "мистических" религий. Но теософия, как мы помним, от истоков своих насыщена диалогизмом, характерным для западных, "профетических" религий. Она ищет себе собеседников в Надземном и находит их. Соответственно, и культ в теософии должен служить раскрытию сознания человека в сторону искомых им астральных собеседников.

Как об этом сказал современный буддолог Э. Конзе, проповедующий буддизм на Западе, "медитация транса, прорывая интеллектуальную "корку", открывает разум для оккультных космических сил, наплыв которых приводит к появлению сверхъестественных способностей. Оккультные практики стараются активировать низшие бессознательные пласты человеческой психики , и именно в них обрести пространство для экстатической встречи с духами.

Здесь неоязыческие практики очевидно отличаются от классических религий Запада, которые подводили человека ко Встрече через очищение высших структур его психической жизни (через преображение ума, совести, сердца).

Светский исследователь христианского подвижничества С. Иванов приходит к выводу, что "раннее христианство не одобряло экстатических состояний. Хотя недоброжелатели Иисуса и "говорили, что Он вышел из себя (exeste)" (Мк. 3,21), христианские апологеты никогда не поддерживали этого тезиса и не превозносили священного безумия. Ориген писал: "Это не от Духа Божьего - пророчествовать в состоянии экстаза и безумия, теряя контроль над собой.

Св. Иоанн Златоуст так пояснял разницу между оккультной экстатикой и истинным Богообщением: "В капищах идольских, когда кто бывал одержим нечистым духом и прорицал, то, как бы ведомый и связанный, был увлекаем духом и нисколько не сознавал того, что говорил. Гадателю свойственно быть в исступлении, терпеть принуждение и насилие, увлекаться и неистовствовать, как бесноватому. А пророк же не таков, он говорит все с трезвою душею, и здравым рассудком, зная, что он говорит... Вы сами знаете, что, будучи язычниками, вы были тогда ведомы и увлекаемы... Послушай Платона, который в апологии Сократа говорит так: "прорицатели и гадатели говорят много и хорошо, но сами вовсе на знают того, что говорят".. Все это доказывает и принуждение, с каким бесы удерживаются и служат, и насилие, какое люди терпят, однажды предавшие себя им и лишающиеся в это время здравого смысла. Но у нас не так. Пророки пророчествовали с рассудком и совершенно свободно. Они властны были говорить и не говорить: они не были принуждаемы, но вместе с честию сохраняли и волю. Поэтому и Иона убегал, поэтому и Иезекииль уклонялся, поэтому и Иеремия отрицался. Бог же не принуждал их насильно, но советовал, не помрачая рассудка.

С этими словами Златоуста стоит сравнить признание Елены Блаватской, записанное ее сестрой: "Что у меня за судьба такая, которая так влияет на судьбу других людей? Я тебе говорю серьезно: мне страшно! Я перестаю видеть причины и теряюсь! Знаю только одно: я вызвала какую-то неведомую силу, которая связывает судьбы людей с моей. Что я за слепое орудие в руках - надо правду сказать - того, кого я зову Master? Не знаю! Не знаю! И не знаю! Теософское общество станет мировым событием и как девятый вал зальет и сметет все системы философии. Я - слепой его двигатель, но в нем - зрячая великая сила!.

Итак, "философское учение", которое, по рекомендации г-жи Шапошниковой, я должен усмотреть в оккультной теософии, собирается "смести все системы философии". Вместо богатства мировой философии и вместо служения Логосу, провозглашенного Евангелием, нам предлагается стать "слепым орудием" космических Master'ов-Махатм. Они же будут обращаться к людям через "подсознание". А чтобы ничто не мешало этому "контакту", разум должен быть слегка стерилизован: он или должен быть устранен, или же должен быть приучен ко всеверию.

Если увещания "бесстрашия" не помогают, то есть другие способы вывести разум из игры. Вот одна из методик, провоцирующих прорыв бессознательного в актуальную психическую жизнь адепта: "Попробуйте писать двумя руками и одновременно разное. Пробуйте многие примеры раздвоения вашего сознания. Мы имели примеры успешного расчленения сознания в прошлых веках. Не следует уподобляться животным, которые могут мыслить одновременно лишь в одном направлении" (Иерархия, 69).

Помимо практик, меняющих сознание человека, в Агни Йоге есть и самая настоящая культовая практика. Елена Рерих верно отмечает, что никакая религия не может существовать без обрядов. "Обрядовая сторона религии нужна, она никогда не уничтожится. Это верно и относительно той религии, которую создает она сама.

В будущем мире, когда по убеждению Е. Рерих, все человечество примет теософию, будут и свои храмы, и свои культовые церемонии. "Запишите молитву будущего Храма: "Именем Христа, именем Будды, именем Майтрейи, именем Магомета, именем Соломона, именем Великих Учителей и Пророков, именем Братства Земного и Небесного примите желаемое вами не во вред и убийство, но в постижение Света. Омываю дух Мой чудом подвига и молчанием. Приму Сияние Истины". Потом читается описание жизни Учителей. Затем последует приношение даров. Конечно, это вполне рекламное и далеко не полное раскрытие тайн будущего культа, но то, что перед нами именно религиозный культ, вполне очевидно. У этого культа будет и свой сакральный календарь. Например, в начале каждого года полагается "служение Великому Духу. Будут, очевидно, и некоторые формы ритуального поклонения будущему Христу-Майтрейе ("С великой любовью возложила белый хатык (ритуальный шарф) на Изображение Владыки Майтрейи в храме ). "Теперь о сокровенном портрете. Думаю, он должен храниться в Общ. Может быть, можно будет сделать маленький шкаф-киот, в котором держались бы этот портрет и другие сокровенные памятные вещи. Конечно, шкаф должен обычно быть закрыт и лишь при собраниях тесного кружка можно иногда открывать его.

Можно предположить, что именно ритуальным предметом является пресловутое рериховское "Знамя Мира". Это лишь по "экзотерическому" толкованию рериховское "Знамя Мира" - просто миротворческий символ, декларирующий единство прошлого, настоящего и будущего. Но при более близком знакомстве с текстами прорериховского круга оказывается, во-первых, что этот символ изобретен отнюдь не Рерихом. Прежде всего это "Знамя Владык, Знамя таинственной Гималайской Общины великих Учителей, которых на Востоке называют Махатмы. Это - Трехглазое Знамя Шамбалы. "В индуистской мифологии он ("знак Рериха") означает чудесный камень Чантамана, который исполнял любые желания людей, чистых сердцем. То есть перед нами некий магический талисман, призванный, говоря в терминологии современных оккультистов, изменять "энергетику" того места, в котором он находится.

Его функция так описывается Махатмами: "Великое Знамя Мира несет свои заряды Света и огненно насыщает токи вокруг Земли, как панацея от зла" (Иерархия, 381). Ясно, что это знамя - отнюдь не пацифистский знак, но некий оккультный талисман. Частный акт, призывающий защищать памятники культуры от военного вандализма, никак не может претендовать на звание "панацеи от зла".

Более того, оккультисты уверяют, что знамя является своего рода терафимом, аккумулятором магических сил или космических энергий. При этом рассказывается о некоем эксперименте - "тогда Знамя Мира поместили в пространство устройства ("Зеркало Козырева") из металлических экранов, моделирующих многомерность пространства, и экранирующего биополе человека. После этого вокруг установки была зафиксирована вспышка плазмоида - образования в виде шара, состоящего из светящейся плазмы, также магнитные и иные аномалии.

Значит, Рерихи и Пакту, и Знамени приписывали некоторое эзотерическое, магическое значение; пацифизм же и "борьба за культуру" - это "экзотерика", это для профанов. На деле же "Знамя Мира" призвано помочь в осуществлении "энергетической" связи между Землей и Космическими Владыками. Что, опять же, является нормальным ритуальным назначением любого шаманского талисмана.

В целом же, по уверению Е. Рерих, "Будущая Эпоха должна стереть границу Миров , каковую цель нельзя охарактеризовать иначе как религиозный экстремизм (потому что "нормальная" религия предполагает установление связи между Мирами, но уж никак не уничтожение различия миров).

Впрочем, не нужно ждать наступления "Будущей Эпохи", "Нового века", чтобы начать практиковать теософский ритуал. Агни Йога уже сегодня, например, рекомендует обряд ежедневного троекратного поклонения идолам: "Как готовить терафим? Нужно найти помещение, где психическая энергия заклинателя достаточно наслоила пространство и осела на предметах. На определенном месте слагается изображение любого вида из воска или глины или извести... При заклинаниях, как вы знаете, произносились распевы, составленные из странных, порою лишенных смысла слов. Но не смысл, но ритм имеет значение. Безразлично, в каких словах производится поручение терафиму. Нужно наполниться однородным устремлением, творя терафим. Каждый день не меньше трех раз нужно нагружать терафим" (Агни Йога, 420-421). Итак, учителя-рериховцы должны не меньше трех раз в день призывать детей поклоняться идолу и, не понимая слов, образовывать секту трясунов - "когда каждый мускул сливается в устремлении с нервами, и как неделимое целое вибрирует человек" (там же).

Это рекомендация обряда, широко распространенного в индуизме и в буддизме. "Индусы дают жизнь магическим диаграммам и скульптурным изображениям богов, прежде чем поклониться им, - пишет французская исследовательница буддизма А. Давид-Ноэль. - Обряд этот именуется "прана-пратиштха". Цель его - вдохнуть при помощи духовной эманации в неодушевленный предмет жизненную силу верующего. Сообщенная предмету жизнь поддерживается ежедневными ему поклонениями. В сущности, он "питается" сосредоточенной на нем концентрацией мысли. Если этой питающей силы ему начинает не хватать, живая душа в нем чахнет и гибнет от истощения. Одухотворенный предмет снова превращается в мертвую материю. Последнее - одна из причин, почему индусы считают грехом прекращение ежедневного служения уже одухотворенным изображениям богов, за исключением тех случаев, когда даруемая им жизнь ограничена рамками особой церемонии. В таких случаях по окончании обряда их считают покойниками и с большой пышностью погребают в водах священной реки.Это рафинированная форма общеязыческого убеждения в том, что боги питаются дымом жертв, сжигаемых перед их изображениями.

Что же касается рериховских "терафимов", то стоит заметить, что на языке теософии "терафим" - это образ змеи , так что оккультист трижды в день должен поклониться некоему змею - персонажу, отнюдь не обладающему положительными свойствами в европейской культуре...

Кроме того, в инструкции по изготовлению терафимов обращает на себя внимание суждение Е. Рерих о том, что при подобного рода ритуалах не имеют значения ни слова, ни материал, ни образ. Это отнюдь не декларация "веротерпимости". Все гораздо проще: рекомендуемая ею практика шаманизма допускает самое большое разнообразие. Тот мир духов, с которым общаются шаманы (как старые, так и новейшие) готов отозваться на любую кличку, на любой жест внимания - лишь бы человек вошел с ним в контакт.

К. Леви-Стросс приводит пример туземца из племени квакиютль (район Ванкувера в Канаде), который решил разузнать секреты шаманского искусства. Он согласился пройти все инициации, и шаманы поделились с ним своим мастерством. Наихудшие подозрения подтвердились - в центре шаманской практики стояла симуляция. Например, скептика научили "пользоваться пучком пушинок, которые шаман прячет в угол рта; в нужный момент он, надкусив язык, или вызвав кровотечение из десен, выплевывает окровавленный комочек и торжественно преподносит его больному как болезнетворное тело, извлеченное во время высасываний и прочих совершенных шаманом манипуляций". Однако вскоре скептика самого понудили практиковать эти ритуалы - и каково же было его изумление, когда при всем своем неверии в эти обряды, он сам стал источником целого ряда исцелений.

С этим и связана эффективность самых разноречивых методик оккультной медицины: следуя ли путем медитаций или просто вверяя себя в руки гуру (целителя или "контактера с Космосом"), человек открывает свое сознание для внедрения туда оккультных духовных сил или, говоря словами одного из современных оккультных медиков, "неизвестной формы биоэнергетического излучения.

Способов "подзарядки магнетизмом" великое множество. Один из проповедников рерихианства уверяет, например, что именно "на свойстве магнетизма основывался и древний обычай посылать одежду со своего плеча. При этом считали, что приближенные будут более преданны. Знают ли об этом обычае западные христиане, присылающие в Россию "гуманитарную помощь", снятую со своего плеча и иных частей тела?

Вообще на судьбе рериховского движения вполне оправдывается сатирическое предсказание К. С. Льюиса. Этот христианский английский писатель написал однажды книгу "Письма Баламута", в которой посмотрел на духовную жизнь человека из зазеркалья глазами демона-искусителя. Сюжет этой притчи строится на переписке, в ходе которой старший искуситель наставляет младшего, каким образом должно доводить клиента до требуемого состояния. И однажды Льюис заставляет этого наставника поделиться его затаенной мечтой: "Если нам когда-либо удастся создать изделие высшего качества - мага-материалиста, не только использующего, но и почитающего то, что он туманно и расплывчато именует "силами", отрицая при этом невидимый мир, мы будем близки к победному концу. Уже "Письма Махатм" декларировали: "Мы верим только в Материю". Рерихи неоднократно презентуют себя в качестве материалистов. И при этом проповедуют именно магизм... Елена Блаватская во всяком случае гораздо более честно, чем Рерихи или их современные последователи, определяла, что такое теософия: "То, что раньше называли Магией, мы ныне называем Теософией.

Елена Рерих так описывает одну из своих оккультных мистерий: "Сегодня ночью была применена тайная мистерия Истар, когда для укрепления сознания иерофанта верховная жрица в полной тьме, невидимая, касалась губами солнечного сплетения новообращаемого. Древнейшая Мистерия, получившая основание в Египте. Тогда это была магия. Века прошли, и дух может применить это могущественное воздействие в жизни (видела себя в белом одеянии в образе жрицы, явившей целование солнечного сплетения сына Юрия).

Итак, религиозно-магический культ теософией также и предполагается, и практикуется.

Но, кроме того, в рериховском движении есть и своя собственная иерархия, своя организация. Нельзя принять рериховское учение и остаться вне организованного подчинения той "иерархии", которую проповедовали Рерихи: "Принятие Учения обязывает и к принятию основ сотрудничества. "Существует лишь одна Иерархия Света, и, конечно, эта Иерархия и есть Транс-Гималайская Иерархия (Речь идет об иерархии тех, кого Блаватская именует проще - "Транс-Гималайские оккультисты ). "Помните, якорь один, свет один. И когда протекает большая битва, тогда непростительно нарушать строй. Буду очень суров, ибо время не терпит", - предупреждает Владыка Шамбалы в книге "Иерархия" (137). И хотя сам Владыка Шамбалы мало доступен, но он велит слушаться его земных наместников: "Гималайские Владыки так высоки в своем духовном достижении, что Они уже не могут принимать на себя бремени личного контакта с множествами. Это было бы непроизводительною затратою сил. Их задачи настолько планетарно-космичны, что Они могут уделять непосредственному водительству единицами человечества лишь известную часть своего времени и потому пользуются ближайшими доверенными для передачи Провозвестия. "Все должны знать, что Щит Владыки может быть лишь там, где Его Доверенные, это оккультная аксиома. "Что есть иерархия как не дисциплина. Если кто-то не поймет благотворного значения шамбальской дисциплины - надо принимать меры. "Считаю меры, принятые Вами для ограждения проникновения в Общество нежелательных членов, крайне полезными. Именно важно в самом начале оградиться от разрушительного элемента.

На практике сегодня в теософском движении, кажется, нет ясной организации и иерархичности. Но ее необходимость признается, и в начале своей истории теософское движение было достаточно четко структурированно - во всяком случае, если верить Елене Блаватской, которая писала в 1878 г. из Нью-Йорка: "По всей стране у нас сейчас свыше 1000 теософов. Вы ведь знаете знаки, пароль и тайное рукопожатие.

Итак, резюмируем наш дискурс о том, является ли учение Рерихов религиозным. Религиозность учения определяется: 1) источником 2) методом работы и осмысления исходного материала 3) содержанием 4) целью.

Источник рериховского учения является классически-религиозным: "откровение". С религиозным по своему происхождению материалом можно работать и вполне научно (библейская текстология является вполне строгой наукой) и вполне философски (именно в ткань философского рассуждения встраивались евангельские тексты русскими философами рубежа веков - Вл. Соловьевым или С. Франком). Тексты же "Агни Йоги" и письма Елены Рерих с пояснениями к циклу ее книг не показывают применения каких бы то ни было рефлективных, философских и научных методов для исследования данных "космического откровения". Рериховское учение является религиозным и по своему содержанию: его основные темы специфически религиозны - осмысление связи человека с высшими духовными мирами. И цель, которую ставит перед собой рериховская теория - это воспитание такой мотивации в сознании человека, которая породила бы его участие в эсхатологической и сотериологической практике. Действия, осмысляемые под знаком озабоченности своей посмертной судьбой (кармой) есть религиозная деятельность. Таким образом, цель рериховского учения в подведении человека к религиозной практике.

Так как же рериховцы определяют религию? Как им удается понимать религию столь своеобразно, что их собственная деятельность оказывается внерелигиозной? Послушаем С. Ключникова: "Моя задача состояла в том, чтобы изложить эсхатологические представления различных религий, русской духовной культуры и Живой Этики. При этом я всегда считал, что основным признаком, отличающим религию от нерелигии, является хорошо разработанный культ и вера в Высшее начало, но вовсе не хорошо разработанное учение о конце мира - эсхатология.

Вновь все тот же вопрос: лектор Ключников просто информировал слушателей об эсхатологических моделях разных религий, или желал, чтобы в жизни его слушателей появилась эсхатологическая мотивация?

Определение же религии, данное С. Ключниковым, мало поможет ему в его дискуссии с христианами. "Высшее начало" есть и в "Живой Этике" (ибо кто же и диктовал ее тома?). Рериховцы скажут, что они не "верят", а "знают"? Но, во-первых, и христиане не считают свою веру совсем уж слепой ("Я знаю, в Кого уверовал" - 2 Тим. 1,12; подробнее об этом в главе "Быть христианином"). А во-вторых, рериховские утверждения о "планетарных логосах", "парафохате", а уж тем более о "непроявленного Абсолюте" тоже являются предметом веры, а отнюдь не знания или доказательства. Не через доказательства входит человек в мир Агни Йоги, а через обучение его правилам оккультного языка. Один оккультный термин объясняется через другой; один оккультный текст подтверждается ссылкой на другой оккультный же авторитет. Вера в "Иерархию" есть условие вхождерия в рериховский мир. Так что с помощью критерия "веры в Высшее начало" рериховцам не удастся отгородить себя от мира религий.

Культ же совсем не обязательно должен быть "хорошо разработанным". У протестантов явно нет столь разработанного культа, как у православных или у католиков, но это никак не значит, что пятидесятничество или баптизм - не религия. Апостолы Христа не составляли подробных инструкций о совершении богослужения - но это не значит, что их деятельность не была религиозной. Православные монахи-пустынники молились в чрезвычайно простой обстановке и по принципу "келья устава не знает". Означает ли это, что жизнь пустынников была исключительно культурно-философской, а религиозная жизнь Византии теплилась только в пышных столичных соборах?

Христос говорит, что при молитве можно запереться в своей комнате и там сердечно молиться Отцу "в духе и истине". Станет ли С. Ключников утверждать, что человек, молящийся по этому совету Христа, перестает быть религиозным?

С. Ключников любит сближать йогу и исихазм. Содержательно это сближение искусственно. Но с точки зрения формальной: если С. Ю. Ключников согласится считать священнобезмолвие св. Григория Паламы религиозным деланием, то почему бы ему не счиесть религиозной практику йогической медитации, по его мнению столь близкую "умной молитве" христиан?

Не надо редуцировать религиозную деятельность к обрядовости. Обряд - это порог религии, но не ее сердце. Понятие религиозной деятельности шире понятия обрядовой деятельности. Практика молитвенного труда богаче практики внешнего обряда.

Культ может не быть "хорошо разработанным"; культ может совершаться просто как посвящение своего сердца Владыке. Такое поклонение, такой культ считается нормативным, высшим в христианстве. Такой же идеал и такую же практику предлагает "Живая Этика" (к сожалению, как мы увидим позднее, это поклонение теософия адресует иному "владыке" - отнюдь не евангельскому Христу).

Формула же Ключникова предполагает, что что религия имеется только в случае храмовой коленопреклоненной молитвы перед иконой; а если исихаст совершает сердечную и неслышную молитву у себя в келье - то получается, будто он занимается чисто светской деятельностью. И это - не что иное как оскорбление религии, унижение ее через редуцирование религии к внешнему обряду. Так, чтобы обосновать свою претензию на внерелигиозность, рериховец мимоходом унизил все развитые религии мира.

Наконец, слишком поспешным оказывается и утверждение С. Ключникова о том, будто эсхатология не есть сущностной признак религии. Верно, не всякий разговор о конце земной жизни есть религиозная эсхатология (пример с "Римским клубом" вполне убедителен). Но если после "конца мира" или после смерти тела утверждается возможность какого-то нового существования для человека - это уже именно религиозная доктрина. И более того. На самом деле эсхатология - и есть то, что по настоящему интересует религиозное сознание. Любая религия прежде всего изъясняет свои планы на будущее, и лишь затем выстраивает свое понимание начала мироздания, прошлого, так, чтобы космогония подтвердила эсхатологические ожидания. И уже самым очевидным образом в зависимости от этих эсхатологических проектов находится культовая практика. По настоящему человеческое сердце задевает не вопрос о том, как произошли деревья и не вопрос о том, сколько ступеней в иерархии богов. Не вопрос о том, "откуда я произошел" более важен для религиозного человека, а вопрос о том - куда я иду (как советовал преп. Серафим Саровский - надо почаще спрашивать себя: "Господи, как мне умирать будет?"). Сердце человека болит о его будущем. Эта боль рождает религии, эту боль религии и утишают и будят.

Так что эсхатологические настроения и ожидания посмертного преображения сущностно важны для религии. И эти настроения и эти ожидание есть в Агни Йоге. Есть теория, которая порождает эти настроения, есть практика, которую выливается эта теория, есть организационные структуры, которые способствуют распространению этой теории и углублению этой практики.

Как видим, в рериховском движении есть и религиозное учение, есть и религиозная практика перестройки сознания и общения с миром духов, есть и обоснование иерархической организации. Рериховское движение есть движение именно религиозное.

Сомневающихся я мог бы попросить съездить на экскурсию в финский городок Ювяскуле, в котором создан специальный теософский храм с портретом Е. П. Блаватской на "горнем месте" за семисвечником. И называется это здание не "культурным центром" и не "лекторием", а просто и прямо - церковью.

... Может быть, годы, проведенные мною на кафедре атеизма, и нельзя назвать самыми безмятежными в моей жизни. Но все же я там занимался изучением религиозной философии. А востоковед Людмила Шапошникова в 1954 г. защитила свою единственную, кандидатскую, диссертацию на тему, не очень близкую к философии - "Борьба рабочего класса Индии за руководящую роль в национально-освободительном движении накануне Второй Мировой войны (1934-1939)". Может быть, поэтому ей так трудно понять, когда религиозная философия переходит в религиозный культ.

 

Андрей Кураев. Сатанизм для интеллигенции. О рерихах и православии.