Загрузка...

Андрей Кураев. Сатанизм для интеллигенции. О Рерихах и православии. 14. Оккультный коммунизм

(Том I. Религия без бога. III. Оккультная теократия)

Разве может быть праведной жизнь, если представление о жизни ложно? Если ересь достаточно еретична, она влияет на мораль.

Г. К. Честертон


Теперь я попробую поговорить о семье Рерихов просто как о людях. Как о людях своего времени, которые вместе почти со всеми своими современниками мечтали о новой жизни, о новом обществе, новом человеке.

Рубеж ХIХ-ХХ веков был ознаменован целым фейерверком самых разнообразных утопий. От утопии Н. Федорова, мечтавшего воскресить отцов средствами полуоккультной техники - до утопии коммунизма и фрейдизма, видевших путь к Утопии в отречении от всех отцов. Были утопии теургические и утопии техницистские, утопии космические и утопии нацистские. Такова была "мода дня": самые разные партии бросились рыть "котлованы" для светлого будущего. И семья Рерихов не осталась в стороне. Они тоже создали свою Утопию. Они тоже мечтали о новом обществе и, как могли, набрасывали его очертания. О чем же мечталось Рерихам?

Они мечтали о "новом мире". В этом мире все будет другое, новое - не только философия и этика, не только способы медитации и молитв. Новым должно стать общество, новой должна стать власть. То, что теософия есть религиозное учение, никак не означает, что у нее нет политических идеалов и стремлений. Теософия стремится к своей теократии. Отсюда и переписка Е. Рерих с супругой президента Рузвельта, и послание Махатм вождям Советского Союза. Да и масонские ложи, в которых Блаватская считалась "посвященной 33-й степени" и в которых состояли А. Безант и Р. Штейнер , а также отец Николая Рериха, никогда не гнушались деятельностью по мутированию политических структур. "В будущем, если мой план осуществится, - пишет Блаватская единоверцу, - мы встанем во главе движения и поведем мир по пути истины". "Мы поведем мир". Куда? - В "New Age", в Новый Век, в "Эру Водолея".

В одном из своих писем Е. Рерих выговаривает своему корреспонденту: "У Вас встречается фраза: "Но, как и прежние Писания, Агни Йога не дает прямых и исчерпывающих указаний, как и что делать". Это заблуждение. Именно Агни Йога дает самые прямые и определенные указания, что делать". Это верно - в трактатах Агни Йоги и в письмах Елены Ивановны можно найти немало вполне конкретных указаний - как надо жить в будущем.

Во-первых, будущее настанет тогда, когда к власти придут сторонники единственно верного учения Агни Йоги. В письмах Елены Рерих упоминается грядущий "государственный строй, отмеченный монизмом религиозного культа". "Близится время, когда стоящие во главе стран начнут поддерживать в государственном масштабе все просветительные созидания". Близится время Вождей. Откуда они придут? Невежественное большинство, не принявшее мудрость "тайной доктрины", конечно не сможет избрать правильных руководителей. Что ж - они придут к власти иным путем. "Вожди будущего будут назначаться не безответственными массами, но иерархией Света и Знания". "Никто не назначает иерарха. Учитель будет естественным вождем. Можно радоваться, что Ленин признан таким учителем" (Община, 215). Итак, истинный Вождь приходит к власти подобно Ленину.

Как ему это удастся? Будет ли это одиночка, своим талантом проложивший себе путь вверх? Нет - ему будут помогать некие тайные "братства": "Для вас будут значительны указы Невидимого Правительства... Существует Невидимое Международное Правительство" (Агни Йога, 24). По уверению Рерихов, оно направляло деятельность Маркса, Энгельса и Ленина: "Мы знаем книги Маркса и Энгельса, даже наши представители в свое время беседовали с Марксом. Все их положения легко вместимы нами" (Община, 133). "Мы видели Ленина в Швейцарии. Наш сотрудник беседовал с ним в Москве. Каждый знал о неисчерпаемости его утверждений" (Община, 238). "Наши представители посетили Маркса в Лондоне и Ленина в Швейцарии. Явно было произнесено имя Шамбала. Разновременно, но одинаково оба вождя спросили: "Какие признаки времени Шамбалы?". Отвечено было: "Век истины и мировой общины". Оба вождя одинаково сказали: "Пусть скорее наступит Шамбала" (Община, 242).

Присяга на верность "Шамбале" помогла Ленину прийти к власти: "Международное Правительство никогда не отрицало свое существование. Оно не обнаруживало себя манифестами, но действиями... Можно назвать факты из французской и русской революции, когда самостоятельная рука извне изменяла ход событий" (Агни Йога, 32).

На эту же поддержку рассчитывает и Валентин Сидоров. "Я причастен подпольному духовному братству", - заявляет он. От его имени он, подобно Н. Рериху, привез некое новое послание правителям России. "Лишь в исключительных случаях духовное правительство, которое несомненно держит нас под незримым контролем, допускает свое прямое, физически ощутимое вмешательство в наши земные дела. Примером такого рода может служить его специальное обращение к Советскому правительству в 1926 году, фигурирующее в публикациях как письмо гималайских Махатм. Примером такого же рода может служить и новое послание представителя Братства Махатм, которое пишущий эти строки привез из Индии".

Какие же средства этим подпольщикам дозволяется использовать для утверждения тотального счастья человечества?

Во-первых, средства могут быть сами по себе не очень чисты. Главное - чтобы они были в нужных руках и служили нужной цели. "Разрушение называем созиданием, если существует сознание о будущем. Все слышали о наступлении Нового века, может ли новое наступить бездейственно" (Агни Йога, 142). "Самая большая ошибка может быть оправдана, если источник ее чист. Но измерить эту чистоту можно лишь просвещенным сознанием" (Община, 79).

В частности, как мы уже видели выше, можно использовать ложь, пряча свои религиозные цели под "образовательными" вывесками, маскируя свои теократические идеалы под видом "культурных инициатив", а также до времени скрывая антихристианский характер своих взглядов. Такое прикрытие называется "внешними щитами" или "гримировкой" (Община, 204).

Как применять на практике это разрешение жить по лжи, Елена Рерих показывает на таком примере:

Диспут, имевший место в одном из теософских кружков в Америке, обсуждает следующую ситуацию. "Один фабрикант и большой благотворитель шел по дороге. Впереди него, заплетаясь ногами, передвигался пьяный нищий, из-за поворота неожиданно вывернулся автомобиль и смял пьяницу. Вопрос - должен ли был фабрикант броситься спасать нищего и рисковать при этом жизнью или же он был прав, воздержавшись от возможности самоубийства. Учитель-американец утверждал, что фабрикант, несший на себе ответственность за существование множества рабочих, поступил правильно, сохранив свою жизнь. Но в обществе поднялась буря негодования и утверждалось, что человек не должен рассуждать, но обязан жертвовать собою ради ближнего. Но, конечно, подобные сознания еще не вышли из приготовительного класса и не могут понять, что каждая жертва должна быть осмысленна. Потому скажем, что человек должен везде, где может, помогать своему ближнему, но рисковать своею жизнью он может лишь в том случае, если он не несет большой ответственности. Было бы тяжкою утратою для всего человечества, если бы люди, несущие благо всему человечеству, безрассудно рисковали своею жизнью. Но если мы будем говорить массам, то мы должны сказать, что человек всегда и во всем должен спешить на помощь своему ближнему".

Так что ложь и двойная мораль позволены сверхчеловекам.

В зависимости от политической моды можно рекомендовать себя по-разному. Например, в 1927 г. первое издание "Общины" содержит такой текст: "Мы - материалисты , имеем право требовать уважения и познавания материи" (Община, 123). Но в издании 1936 года, когда большевизанство на Западе стало уже менее модным, этот же текст стал звучать несколько иначе: "Мы - Носители Духа, имеем право требовать уважения и познавания материи".

Но будет ли лукавство самым сомнительным средством в их наборе способов утверждения новой жизни? Будет ли вообще мирным и бескровным путь установления нового строя? Е. Рерих считает, что "слабость и непротивление злу не для нас". Даже более того - "гибель мира от полумер и от непротивления злу".

Утверждение нового мира, Нового Времени связано с разрушением всего старого мира. "Могу оправдать любое разрушение" (Община. 66). "Так на развалинах старого мира пусть подымается Великая Держава Света!" (Иерархия, 417). А если кто-то будет сопротивляться (например, невежественные христиане)? - "Когда колесница направлена ко благу, то возница не отвечает за раздавленных червей". Впрочем, Елена Ивановна сразу же уточняет: "Конечно, изречение о колеснице оставьте для себя, иначе много соблазна может произойти".

Но и фундаментальные трактаты "Живой этики" допускают необходимость убийства во имя торжества своих идеалов: "Можно представить необходимость уничтожить врага" (Община, 146). Елена Рерих недоумевает: "Принято изображать Христа каким-то всепрощающим непротивленцем, но такое представление, прежде всего, кощунственно. Никто из Великих Владык не останавливался перед поднятием меча и даже физического действия в защиту справедливости". А значит - физическое насилие позволено и сторонникам "Живой этики": "Не правы те, кто считает нашу Общину Молитвенным Домом. Не правы те, кто называет Твердыню Нашу рабочей мастерской. Не правы, кто находит Общину изысканной лабораторией. Община - военный стан, Знамя Завоевателя".

"Не нам, в наш век жестокости и растлений, говорить о жестокости Моисея. Кроме того, назовете ли Вы уничтожение диких зверей, угрожающих пожрать всех домашних животных, жестокостию, мстительностию и т.д.? А среди выведенных из Египта представителей израильского народа немало было именно таких необузданных звероподобных и Вождю нужно было спасти от них лучший элемент". Это логично - Вождь не должен смущаться ликвидацией "звероподобных". "Двуногие" не должны путаться в ногах у "лучших элементов" Новой Расы.

В реальной истории путч с оружием в руках уже практиковался создательницей теософии Еленой Блаватской. Она участвовала в "восстании" Гарибальди, описывая свою роль в нем так: "Мы с друзьями отправились в Ментану, чтобы помочь стрелять в папистов". Теософские издания насыщены ссылками на "Бхагавадгиту" и ее "кармическую этику", благословляющую исполнение кармического воинского долга, даже если для этого необходимо убийство самых близких людей. Но какая же это "карма" подвигла женщину, рожденную в Тифлисе, стрелять в итальянских католиков на их родине? Наверно, охоту "стрелять в папистов" в сердце Блаватской вложила не "карма", а "друзья"-масоны...

Да и сами паписты, похоже, просто под руку подвернулись. Ведь, как писала Блаватская, "мы не чувствуем никакой особой враждебности к папизму, по крайней мере, большей, чем в отношении любой другой существующей догматической и ритуалистической вере". Православие, насколько мне известно, также обладает и догматикой, и ритуалом. А, значит, несмотря на клятвы Блаватской в любви к русскому православию, у теософов не будет причин отказаться от удовольствия "помочь стрелять" не только в католиков, но и в нас. И это даже не предположение. Стоило в России появиться своему Гарибальди - и Рерихи привезли уверение Махатм: "мы посылаем вам всю нашу помощь".

Было бы, однако, неверно видеть в грядущих Вождях лишь банальных путчистов. Они, как мечтается Рерихам, будут владеть более мощными силами, нежели физическое принуждение. "Истинное завоевание, когда дух заменит все аппараты. Вооружить человека без единой машины, это ли не завоевание?". "Мы не насильственные завоеватели, но все же имеем учет врагов Наших и не обманываемся в их многочисленности. Лучи, газы и воздушный дозор будут лучшими внешними средствам, но самое действенное будет в продуктах психической энергии. Мы вовсе не намерены представить зрелище беззащитных овечек! Нам нет дела запугивать кого-нибудь, но Мы должны предупредить: "Берегись, невежда!" (Община, 186). Итак, кроме ВВС, химического оружия и физических "лучей" Космической Иерархией разрешено использовать еще одно средство: внушение. Это будет гипнократическая Утопия . "Внушением разрешается пользоваться в исключительных случаях" (Община, 156).

Это логично: ведь Новому Времени нужно не просто подчинение людей, но власть над их умами и душами. "На скептика нельзя подействовать доводами и убеждениями. Скептицизм есть особая болезнь, есть психоз, от которого нельзя излечиться при помощи доводов и убеждений разума. Нужно нечто другое, нужно лечение, нужно бревно по затылку, как говорится в Агни Йоге", - признается любимый ученик Е. Рерих А. Клизовский. Речь у него идет о тех, кто требует доказательств теории переселения душ... Где именно в Агни Йоге говорится о "бревне по затылку" - я еще не нашел. Но нашел другой призыв: "Пора поднять народы мечом или молнией, лишь бы пробудить вопль духа" (Озарение, 2,4,20).

Этот "вопль духа" можно исторгать из человека и из народов не только "мечом", или "молнией", но и прямым магическим действием. Елена Блаватская считала, что если внушение человеку приказа делается с недобрыми мотивами - то это акт черной магии. "Ошибочно и незаконно лишать человека его свободной воли, если только не ради его собственной пользы или блага общества". Значит, ради "блага общества", ради интересов "дела Водолея" - можно. В таком случае гипноз, по разъяснению Блаватской, становится "белой магией". Далее Блаватскую спросили - можно ли гипнозом внушать человеку необходимость воздержания от спиртного или от лжи. Ответ: "это акт благотворительности и милосердия, и это близко к мудрости. Хотя отказ от пагубных привычек ничего не прибавит к его доброй карме, все же успешное "внушение" удержит его от создания еще худшей кармы". Заметьте - вопрос включал в себе и кодирование "от привычки лгать". То есть если некоторые черты характера и нравственные недостатки (или то, что кажется таковым теософам) решено будет исправить - это можно будет сделать даже не спрашивая свободную волю человека. Блаватская ведь не ставит вопрос - "обязательно с согласия пациента", она подчеркивает лишь порядочность мотивов целителя.

Имея таких учителей, ныне популярный "диагностик кармы" считает вполне допустимым, не спросясь, вторгаться в сознание для кармической "корректировки": "Опять начинается словесная дуэль. Мне не хватает аргументов, чтобы убедить женщину, но я начинаю делать то, что называется очищением кармы".

Поскольку с теософской точки зрения вожди будущего будут несомненно порядочны и они будут действовать для блага теософского общества, они применят гипнотические силы для того, чтобы граждане не ухудшали свою карму. Я полагаю, что с их точки зрения логично было бы для предохранения кармы от дурных влияний внушить людям оперативно отречься от христианской догматики.

Рерихи добавляют к этому интересный штрих: оказывается, в будущем мире гипноз также будет широко применяться для исповеди подчиненных начальству: "Правители будущего должны будут уметь читать мысли окружающих".

Вообще скрыть "нежелательные" мысли и эмоции в грядущем обществе будет невозможно - ибо при наступлении "шестой расы" "чуткость Нашего аппарата позволяет читать волны неосторожных мыслей мира" (Община, 210). Впрочем, не только читать, но и управлять: "Психическая энергия не только немедленно передает, но человек также немедленно принимает к исполнению. Не ошибемся, если скажем, что половина мира исполняет внушенные приказы и нет расстояния для психической энергии" (Агни Йога, 487).

Рерихи и сами не отказывали себе в удовольствии заглянуть в чужое сознание: "Помню, как один сааб уверял, что он вместил международность и общину. В присутствии его доверенного друга Я усыпил его, и он рассказал нам свои истинные мысли. Нужно сказать, что его мысли гораздо более соответствовали банкиру, чем общиннику" (Община, 199). Здесь еще надо иметь в виду, что для Рерихов слово "общинник" синонимично слову "коммунист" (Община, 121).

Елена Блаватская уверяла, что она видела начатки подобного устроения общества на началах гипнократического коммунизма. В Индии, недалеко от Мадраса она наблюдала племя "муллу-курумбов". Низкорослые и обладающие отталкивающей внешностью, люди этого племени, однако, из века в век развивали в себе "психические силы". В конце концов они достигли того, что силой своего магического взгляда они могли очаровывать людей из соседних племен и обращать их в рабство. Члены этого племени могут даже убивать своих врагов просто сосредоточенным взглядом на них. Блаватская осуждает моральную неразвитость этого племени, но при этом восхищается их магической техникой. Она даже делает замечание, что европейским гипнотизерам "потребуется еще двести лет, чтобы дойти до знания муллу-курумба, до его искусства управлять по-своему мышлением и действиями слабейшего в сравнении с ним человеческого организма". Искусство архитектуры, поясняет Блаватская, тоже ведь развивалось тысячелетиями ... Так и оккультная техника - развивалась, развивалась... И вот появилась теософия. И таланты Блаватской превзошли способности несчастных муллу-курумбов. "Не от взывания к Господу моему Богу ожидаю я получить реальную действенную помощь, но от использования своего знания сил природы, от насылания месмерических "чар" на своих врагов".

Когда же придет "Новое время" и вместе с ним новая раса; когда все европейские теософы вполне овладеют секретами муллу-курумбов, тогда можно даже отказаться от пыток: "Можно навсегда исключить пытки и насилие. Такие темные меры не нужны там, где есть познание психической энергии. Суд отмечает на фильме внутреннее состояние судимого. Признание контролируется ясновидением. Сам судимый скажет правду по указу, ослушаться которого никакая воля не может. Так психическая энергия придет в обиход" (Напутствие вождю, 105). Здесь стоит обратить внимание на обоснование воздержания от пыток. Именно так - как заменитель пыток - "психическая энергия придет в обиход".

Такому использованию психической энергии Рерихи могли научиться не только из книг Блаватской, но и непосредственно в "Шамбале". В ламаизме существуют теории, изъясняющие способ убийства человека на расстоянии. "Переданная предмету энергия может сообщить ему подобие жизни - он получает способность двигаться и может выполнять действия под диктовку ламы, вдохнувшего в него жизнь... После длительной концентрации мысли, продолжавшейся, быть может, несколько месяцев, маг сообщает ножу волю для убийства определенного лица. Наконец, оружие подготовлено, и маг подбрасывает его своей жертве. Тибетцы уверяют, будто едва контакт между роковым кинжалом и жертвой установлен, кинжал начинает шевелиться, сообщая держащей его руке непреодолимое роковое движение, и убивает и ранит владельца". Но есть и другое объяснение: внушение передается не ножу, а жертве. "В результате, лишь только загипнотизированная жертва прикасается к заколдованному кинжалу, внушение активизируется, она подчиняется ему и ранит себя ножом. Более того, тибетцы верят, что адептам, овладевшим глубинами оккультных наук, нет надобности прибегать к посредству неодушевленного предмета. Путем внушения они могут даже на расстоянии приказать людям, животным, демонам, духам и пр. совершить самоубийство или какое угодно другое действие".

В европейской литературе ХХ века получил развитие жанр антиутопии - описания худших из возможных миров. В этих обществах власть элиты держится на том, что она целенаправленно и систематично искажает восприятие мира своими подданными, заставляя их не замечать реального убожества их жизни и восхвалять несуществующие достижения. У Оруэлла (в "1984") для этого, например, служит "новояз" - специально сконструированный язык, на котором невозможно критиковать действия власти. В других антиутопиях - тотальная реклама и пропаганда цепко контролируют ум обывателя и не позволяют ему создавать альтернативные системы координат. В числе этих миров - идеальных по виду и античеловечных по сути - встречалось и описание галлюциногенных цивилизаций. В них социальное повиновение достигается через постоянное распыление в воздухе небольших доз галлюциногенов. Обитатель лачуги, надышавшись ими, мнит себя владельцем великолепного дворца и испытывает чувство глубокой благодарности к властям, столь благотворно изменившим среду его обитания.

Теософия готова предложить более мощные средства контроля над умом. Е. Блаватская любила демонстрировать мгновенные исчезновения людей и предметов. Например, человек несет лампу и вдруг исчезает - и зрители видят, что лампа как бы сама передвигается по комнате. Блаватская так объясняла подобные феномены: йог может воздействовать на нервные токи таким образом, что у того, на кого направлено его воздействие, временно прекращается подача нервных токов, проволоки внутреннего телеграфа как бы перерезываются и человек перестает видеть то, на что направлено запрещение оккультиста.

Объяснение Блаватской похоже на то, что дают тибетские ламы: человек становится невидим тогда, когда останавливается его умственная деятельность. Тут требуется умение, приближаясь не возбуждать в живых существах никаких эмоций. Если же суперагенту удается заглушать в себе деятельность сознания, ощущений вокруг не возникает, и вас никто не видит.

Понятно, что когда подобного рода возможности проявятся у Вождей, подданные буквально будут видеть только то, что им разрешат. Представитель "высшей расы" сможет успешно выполнять обязанности сотрудника спецслужб - ибо его присутствие где бы то ни было не сможет быть обнаружено без его желания.

Впрочем, пока членов новой расы мало, им потребуется помощь и обычных доносчиков. Кришнамурти, например, прямо пишет о том, что "если ты видишь, что кто-то нарушает законы страны, ты должен информировать об этом власти".

Теософы, конечно, возразят, что свои высшие способности, равно как и доносы благопослушных граждан друг на друга они будут использовать только во благо. Но дело в том, что совсем не очевидно - будет ли то, что теософы считают благом для себя, благом для остальных людей.

Во всяким случае не стоит забывать, что идеалом Вождя для рерихианцев был Ленин - "Ленин служил Эволюции, и ради этого ему пришлось идти самым верхним путем - используя всех и вся для достижения Высшей цели - победы Революции в России" , - уверяет "Живая этика". Таков, значит "верхний путь" теософии: "использовать всех и вся для достижения Высшей цели". Благая, "космическая" цель, цель рождения "новой расы", конечно, допустит использование самых разных средств для преодоления того сопротивления, что неандертальцы оказывают прогрессу. И даже если прогрессисты по дороге во всемирную Шамбалу раздавят несколько неандертальцев - это будет даже лучше для самих раздавленных: ведь в следующий раз они перевоплотятся уже в улучшенном мире.

Так что уверение "Живой этики" - "запомните, не имеем запретов" - может иметь не только либертинистский смысл (у нас, мол, "запрещено запрещать"); оно может быть прочитано как предупреждение о том, что пособничество Космической Эволюции оправдает использование любых средств...

Когда же весь арсенал оккультно-масонских средств сработает и приведет-таки Вождя к власти - он будет напутствован целой серией практических рекомендаций.

Как и подобает утопическому правителю, Вождь должен будет начать с реформы языка, с создания "новояза". "Вождь должен очищать значение смущенных выражений. Смута жизни в значительной степени происходит от смуты понятий. Значит, лучшие знатоки языка должны быть собраны, чтобы очистить значение слов" (Напутствие вождю, 8). В частности, "где возможно, следует заменять слово Господь, Бог, Творец - Божественным Началом, ибо слишком уж вкоренилось в сознание масс антропоморфическое представление со словом "Бог"". И вообще - "пора заменить библейские термины четкими понятиями" (Агни Йога, 24). Что за четкие эти понятия - можно увидеть на той же странице откровения Владыки Шамбалы: "Учитель мучается скорченным тупоумием воплощенных двуногих" (Агни Йога, 26).

Следующая реформа, как и положено - в школе. "Ок-культпросвет". "Прекрасный новый мир", который возвещают человечеству "Нью-эйджеры", хоть и придет в конце концов оккультно-явочным порядком, все же нуждается в помощи землян. Чтобы как можно больше человеческих душ стремилось к слиянию с "духами Космоса", надо построить соответствующую систему перевоспитания людей, а еще лучше - просто их воспитания. Поэтому создание "новой школы" для "нового века" мыслится рериховцами в качестве первоочередной задачи. "Необходимо проверить программы школ. Идеализм загоняет людей в щели ужаса. Необходимо это выпрямление школьного мышления провести немедленно, иначе еще одно поколение недоумок будет позорить планету" (Община, 157). Для "выпрямления мышления" в школе "вводятся духовные беседы, в духе различных религий, в зависимости от состава учеников... Духовные беседы проходят в особом помещении, где висят изображения всех Основателей религий" (Напутствие вождю, 26). Однако дело не ограничивается рассказами о "Махатмах". Нужно учить детей магической практике. "В школах пусть поймут, как обращаться с полетами и яснослышанием. Также и Тонкий мир будет изучаем наряду с тонкими энергиями" (Община, 114).

Обеспечив себе таким образом будущее, надо не забыть рассчитаться с пережитками прошлого.

"Теперь мы должны направить зоркость на искоренение узости сектантства и суеверия" (Община, 237). Что подпадает под эти определения? - Все, что не есть теософия. Например, "идиотичный атеизм" : "по Приказу Моему будет преследоваться безбожие, которое приняло вид самого явного сатанизма" (Напутствие вождю, 106). (Кстати, Г. К. Честертон в романе "Шар и крест" предвидел, что антихрист будет преследовать христиан и атеистов - то есть тех, кто не верит во всех богов сразу).

И под преследованием имеются в виду отнюдь не диспуты и разъясняющие статьи. Нет - "всякая невежественность должна быть реально обнаружена и удалена из коммуны" (Община, 230). Итак - отлучение от общества, от "всемирной общины". "Можно преследовать невежество, но следует, особенно, казнить суеверие и ханжество" - выдается Махатмой индульгенция для новых ГУЛАГов (Иерархия, 71). "Государство должно изгонять закоренелых невежд", - напоминает Е. Рерих. Но куда? - Для этого будут созданы "трудовые гипнотические лагеря": "Смертная казнь отменяется, ибо уничтожение разбойников в бою не есть казнь. Множество преступников обратятся к труду под внушением" (Напутствие вождю, 107). Вообще "Живая этика" на редкость проницательно предусмотрела совмещение лагеря и психушки: "Инквизиторы и ретрограды могут строить тюрьмы и сумасшедшие дома, которые пригодятся для них же, в виде рабочих колоний" (Община, 248).

Поскольку Русская Православная Церковь заявила, что она считает рерихианцев отлученными от себя, несложно догадаться, что православные (как и все христиане вообще) окажутся в числе "сектантов" и "невежд".

Очень логично и даже с похвальной откровенностью теософия числит среди своих предшественников императора Юлиана Отступника: "Император Юлиан был Посвященным". По личному приказу этого Посвященного были до смерти замучены воины Ювентин и Максим, отказавшиеся есть пищу, освященную по языческим обрядам (Феодорит. Церковная история. 3,15).

Юлиан правил уже после Константина Великого, после обращения большей части Империи в христианство. Однако, новый император решил повернуть назад. Какими средствами Посвященные вовлекают людей в единомыслие с собою, видно из такого рассказа современного Юлиану историка: "Тиран против благочестия избрал и другое оружие. По древнему обычаю, раздавая деньги полкам, он садился на царском троне и при этом случае, против обыкновения, поставил подле своего места наполненную горящими углями кадильницу, а на столе ладан с повелением, чтобы каждый шедший за деньгами сперва клал в кадильницу несколько ладану, а потом уже подходил для получения денег из рук его. Большая часть войска, по совершенному неведению, вдалась в тот обман, но проведавшие о нем предварительно притворились больными и избежали столь опасной ловли. Иные же по страсти к деньгам пренебрегли о своем спасении или, боясь царя, изменяли благочестию. После этой гибельной раздачи денег несколько воинов из числа получивших золото пировали за одним столом. Кто-то из них, принимая чашу с вином, прежде чем выпить, положил на ней спасительное знамение креста, но другой пировавший укорил его и сказал, что это противно недавнему его поступку. Что же сделал я противное? - спросил тот. А этот напомнил ему о кадильнице и ладане, о бывшем отречении и сказал, что подобные вещи противны исповеданию христианства. Услышав это, весьма многие из пировавших вскрикнули от ужаса и возрыдали, и, оставив пир, побежали через площадь и кричали, что они - христиане, что они обмануты хитростию царя. С подобными воплями скоро прибежали они ко дворцу и, громко жалуясь, на хитрость тирана, просили предать себя сожжению, чтобы, осквернившись огнем, очиститься посредством другого огня" (Феодорит. Церковная история. 3,16-17).

Эти солдаты Юлианом сначала были приговорены к смерти, но, рассудив, что мученическая кончина лишь обрадует этих христиан, он приказал отправить их в ссылку.

Вскоре, получив смертельную рану в походе против персов, Юлиан умер со словами: "Ты победил, Галилеянин!".

Но чтобы не был забыт опыт венценосного Отступника, спустя шестнадцать столетий Р. Штейнер стремится раз и навсегда закрепить в неоязыческом сознании, что "церковные исповедания являются почвой, наиболее благоприятной для проникновения зла в жизнь людей". И от этого зла всеведущая Иерархия защитит своих подданных. Она ведь желает людям добра и благоденствия, а, значит, избавления от лжи и бед. По убеждению же Е. Рерих "главная причина почти двух третей бедствий, которые преследуют человечество,.. это - религия в какой бы то ни было форме и в какой бы то ни было национальности. Это жреческая каста, священнослужители и церкви... Запомните, сумма человеческого бедствия не уменьшится до тех пор, пока лучшая часть человечества не разрушит во имя Истины, нравственности и всеобщего милосердия алтари этих лживых Богов". Среди тех "лживых Богов", которых надо сокрушить, называются индуизм, христианство, не-каббалистический иудаизм, ислам. Понятно, что, когда "лучшая часть человечества" под водительством "Махатмы Ленина" взялась "разрушать алтари" - с Гималаев раздался торжествующий крик: "Мы одобряем все сделанное вами!!!". Как же - ведь и по Агни Йоге тоже полагается отменить "средневековое идолопоклонство Христу" (Агни Йога, 13)

В теософском рае религия будет вообще повсеместно отменена:"Религия отменяется не запретом, но предложением учения жизни (Община, 252). В этом утверждении важно признание, что "религия отменяется" (очевидно, в пользу оккультного материализма). Средства же "отмены" теософы найдут по обстоятельствам. Во всяком случае советский вариант "штурма небес" Рерихам нравился: "Многое вы начинаете делать правильно. Вы сокращаете язык. Вы начинаете переоценку ценностей. Вы отменяете наследование. Вы отменяете храмы и тем признаете подлинное учение . Видите, сколько у нас согласий, - только особо тупой может думать о противоречии путей" (Община, 143). А г-жа Л. Шапошникова, вице-президент Международного центра Рерихов, сегодня не устает уверять, что Рерихи шли в разрез с большевиками. Неужели она - "особо ... "?

После проведения религиозной реформы необходимо уничтожить следы бытования иных верований в человеческой истории. Рерихи, как и Оруэлл, понимают, что истинная власть должна простираться не только в будущее, но и в прошлое. Утопические режимы - это страны с непредсказуемым прошлым. Скажут Вожди оценивать некое историческое событие положительно - оно будет восхваляться. Скажут Вожди, что такого-то события не было - оно исчезнет. А если намекнут, что такое-то славное деяние, напротив, имело место - изумленные, но послушные историки немедленно его обнаружат и докажут...

У рериховского "Министерства правды" работы будет достаточно, и причем работы оперативной. "Не позже года должны быть проверены книги, иначе число жертв будет велико" (Напутствие вождю, 78). "Ошибки в книгах равны тяжкому преступлению. Ложь в книгах должна быть преследуема как вид тяжкой клеветы. Занимать ложью место народных книгохранилищ - тяжкое преступление. Нужно почуять истинное намерение писателя, чтоб оценить качество его ошибок. Открытая ошибка должна быть удалена из книги. Необходимость изъятия и перепечатка книги образумят писателя. Каждый гражданин имеет право доказать ошибку. Особенно надо беречь книгу, когда достоинство ее потрясено. На полках книгохранилищ целые гнойники лжи. Было бы недопустимо сохранять этих паразитов. Книги засоряют сознание детей. Должно отметить вопрос книги!" (Община, 94). Здесь стоит выделить еще одну очень реалистическую черту: утопический режим не может устоять, если не вовлекает рядовых граждан в круговую поруку с собою. Сделать из "каждого гражданина" доносчика и цензора - это предложение "Живой этики" учитывало высшие достижения техники государственного тоталитаризма своей эпохи.

Надо также оценить содержательную глобальность замысла - на что будет иметь право стучать "каждый гражданин". Ведь, по мнению Рерихов, Евангелия не соответствуют истинному учению "Махатмы Иисуса": "невозможно допустить, чтобы Евангелия могли в точности выражать мысль Христа". А, значит, и Евангелия, и вся христианская литература будут изъяты из библиотек.

Рериховцам вообще точно известен критерий, по которому без труда можно будет узнать вредную литературу. "Новое Учение почитает Носителей прежних Заветов, но идет без багажа конченных времен. Иначе караван пособий примет непередаваемые размеры. Самое практичное было бы уничтожить все комментарии , сделанные после трех веков от ухода Учителя. Надо когда-нибудь очистить полки. От этой чистки вырастут Облики Учителей Света" (Община, 40 ). Термин "чистка", оказывается, пришел из "Космоса". Критерий, предложенный Рерихами, означает: долой пророков Израиля с их проповедью "милости хочу, а не жертвы" (ибо они жили более чем три века спустя после Моисея). Долой Авиценну, ибо он жил более чем три века спустя после Магомета, равно как и мистику суфиев. Долой Златоуста, Григория Нисского, Василия Великого, Августина, Иоанна Кронштадтского и Серафима Саровского, ибо они имели несчастье творить более чем три века спустя после Иисуса. Буддизм должен быть сведен к ранней традиции хинаяны, а любезная сердцу "паломников на Восток" махаянистская традиция должна быть отброшена, ибо появилась пять столетий спустя после проповеди Будды... "Уничтожить все комментарии"...

А чтобы и впредь никакие "невежественные мнения" не распространялись, "Вождь должен самолично участвовать в Совете Печатного дела. Совет состоит из представителей Издательства. Сами они пекутся об изгнании пошлости и зла. Уличенные трижды в этих преступлениях лишаются права издателей. Также Совет наблюдает за хорошей внешностью изданий и печется о доступных ценах. Они же заботятся, чтобы в народ проникало большое количество полезных листков. Пусть даже оберточная бумага содержит полезные советы" (Напутствие вождю, 89).

А если некий издатель "пошлости и зла" захочет оспорить решение сего Совета в судебном порядке? Конечно, "Живая этика" предусматривает и такую возможность. А потому предписывает Вождю лично "проверять сознание судей" (Напутствие вождю, 19).

Но, может, несогласный сможет тогда апеллировать к народу? И это ему не удастся, поскольку "каждое забастовочное движение недопустимо, как разрушение производства" (Напутствие вождю, 30). А ждать выборов бессмысленно - поскольку их просто не будет. "Лишь случай болезни или дряхлость дает общественное содержание. Не может быть и речи об отставке, когда силы не истощены" (Напутствие вождю, 15). Итак, в эру Водолея миром будут править пожизненные правители. Впрочем, Рерихам такая мечта почти простительна. Они еще не имели знакомого нам опыта реальной геронтократии...

Понятно, что Вождь соединяет в себе все возможные виды власти - и судебную, и законодательную, и исполнительную, и теократическую. "Совет Высшего Хозяйства состоит под руководством самого Вождя. Так строится здание всего Государства с одною Вершиною" (Напутствие вождю, 99). При этом править Вождь будет при помощи внушенных приказов и устных распоряжений, то есть по своего рода "телефонному праву": "Вождь сохраняет в сердце приказ Владык и, в свою очередь, дает такое поручение устно. Если кто не знает Иерархии, тот не поймет святости Приказа" (Напутствие вождю, 104). Самому Вождю помогает понять волю Космических Владык Институт Астрологии, который "будет близким помощником для проверки данных" (Напутствие вождю, 107).

В обществе устанавливается принцип единоначалия, потому что "решение Иерархии всегда монолитно" , тогда как, напротив, "сомнение есть самый страшный яд". "Разногласие уничтожается знаком Свыше. В случае Моего Присутствия - решаю я" , - так объявляет Владыка Космоса о своей готовности лично "командовать парадом". "Осуждение и хула на Владыку непоправимы. Каждый, осуждающий Иерарха, должен помнить, что его легкомыслие и преступление на много веков засорят его карму" (Иерархия, 57).

А значит, лучше по доброй воле - "поймите, родные, что каждая клеточка вашего существа должна трепетать радостью выполнения Высшей Воли".

Особо стоит обратить внимание на то, что Вождю принадлежит и прерогатива теократической власти. Он отнюдь не просто организатор хозяйственной или политической жизни. Он осуществляет власть над умами и убеждениями людей. "Вождь печется не только о физическом здоровье народа, но он охраняет крепость духовную" (Напутствие вождю, 21). Это и есть критерий, отличающий авторитарный строй от тоталитарного.

И вот сей Титан, в соответствии с замыслами Рерихов, должен провести еще ряд более мелких реформ. Без комментариев просто процитируем их:

"Кладбища вообще должны быть уничтожены как рассадники всяких эпидемий".

"Милостыня денежная должна быть уничтожена. Помощь работою или вещами" (Напутствие вождю, 37). "Что требуется в Новой Общине? Конечно, нужно забыть о доброте, ибо доброта не есть благо" (Община, 67).

"Завещания отменены, но можно оставить Государству пожелание, чтобы пользование известными предметами передано было известному лицу на пробное трехлетие" (Напутствие вождю, 34).

"Уничтожить землевладение и наследование" (Община, 251).

"Сословия, как выражения условности, не могут существовать в Новом Мире" (Напутствие вождю, 103).

"Чудовищные города как гнойники разврата и заболеваний, должны быть распределены более правильно, чтобы не нарушалось равновесие" (Напутствие вождю, 99).

Все народности стираются и отменяются (Община, 93). "Прежде всего забудьте все народности... Кровь едина течет, и внешний мир не будет больше разделяем расами первичных формаций. Потому красно знамя века Майтрейи" (Община, 71). "Народы безграмотны и покрыты вонью и мерзкими насекомыми. Который же из их ветхих предрассудков оплакивать? Весь сундук с насекомыми надо сжечь!" (Община, 141). Когда знаешь эти рассуждения Рерихов о "безграмотных" и "вонючих" народах, то как-то по-особому воспринимаешь призыв Б. Н. Ельцина: "Давайте ориентироваться на рериховский эталон служения народам России и Индии". Кроме того, нельзя забывать, что А. Клизовский в числе предрассудков называл веру западного мира в Христа как Единородного Сына Божия.

"Ряд развлечений должен быть уничтожен как рассадник пошлостей. Фронт образования должен очистить притоны дураков, сидящих за кружкой пива. Также явление ругательства должно найти более строгое наказание" (Община, 63).

"Суровость приветствую. Указываю, как изгнать насмешливые шутки" (Община, 78).

"Мы бывали в ваших театрах и мало ощущали их нужность" (Община, 180).

"Пища в общине должна быть растительная. Еда дважды в день достаточна. Долго за столом не сидим". (Община, 148).

"Анонимность останется в идеале правильной эволюции... Община будет стремиться к анонимности. Но без психомеханики такая анонимность будет уродлива" (Община, 176). А чтобы такая коллективистская анонимность достигалась быстрее, лучше переселить всех из "крупных городов" в общежития. "Не только надо оторваться от дома, но надо преобороть само понятие дома. Эволюция свергает понятие дома-тюрьмы. В насиженном месте столько закопченности, столько кислоты и пыли. Мы против затворничества, но маленькие домики, с проплесневевшей атмосферой, хуже пещер. Да, да, да! Следует покончить с пристанями пошлости" (Община, 93).

Есть у Елены Рерих еще одно предложение, которое я просто не дерзаю комментировать. Она предлагает "Устроение женщин по государственной линии".

Наконец, должно быть проведено изгнание домашних животных. "Никакие животные не допускаются в жилые комнаты. Даже птицы не могут находиться в спальне. Все низшее привлекает низшее. Кошки вообще рассматриваются как сущности, определенно принадлежащие к темным группировкам". Дело в том, что они мешают слышать космические голоса. "Сама видишь, как даже птицы оказываются мешающими". "Не забывай кошачий концерт. Тянутся вонючие нити к вам, временно направлено много стрел. Они как бы обесцвечивают пространство... Опыт должен преодолеть разные условия. Скоро и птицы, и кошки не окажут влияния... Когда удастся выгнать всех кошек из вашего дома?".

Говоря об отношениях Елены Рерих к животным, надо заметить, что она не была такой уж "зеленой", как некоторые из современных нью-эйджеров, всерьез обеспокоенных вымиранием акул-людоедов. Елена Рерих более практична: "Счастье миров может слагаться и без бегемотов и носорогов, очень отвечавших складкам былых напластований. Если известного рода люди являются подражанием бегемотов, то - та же участь. Животные должны работать, должны завоевывать право на жизнь" (Озарение, 3,6,14). Так что очень может быть, что когда теософы проломятся по миру "как слоны лес переходят" , то бегемотов не останется...

А еще Елене Ивановне, как мы помним, во дни особенно напряженных контактов с Космосом было трудно переносить голоса детей ... Также - no comments.

Я не утверждаю, что Рерихи набросали какое-то небывало мрачное общество. Нет - они лишь довольно тщательно воспроизвели стереотипы утопического мышления, обогатив жанр социальной фантастики оккультными орнаментами. Логика их мысли вполне понятна. Понятен и манифест авангардистского художника Малевича, увлекавшегося теософией : "бросить весь накопленный багаж блага вчерашнего... разбить Церковь, семью, уничтожать старые города и деревни каждые пятьдесят лет,.. создать экономический совет по ликвидации всех искусств старого мира".

Кроме того, я знаю, что и из трудов православных публицистов можно набрать коллекцию вполне пугающих предложений и общественных идеалов, в которой окажется немало общего с рериховской теократией. Например, в 20-е годы нашего века софийский архиепископ Серафим (Соболев) в книжке "Русская идеология" предлагал ввести смертную казнь для проповедников атеизма... Но ведь архиеп. Серафим - не основоположник православия. В многовековой истории Церкви, начинающейся с Евангелия, он не более чем весьма периферийная фигура. Вот если бы возникла "Истинно-православная Серафимовская Церковь", то ее надо было бы бояться, потому что любая религиозная община стремится к буквальному исполнению всех заветов своего основателя.

В Православной же Церкви есть Евангелие для того, чтобы выправлять слишком человеческие, слишком страстные, слишком "сиюминутные" порывы позднейших проповедников. Но рериховцы считают себя выше суда Евангелия. Евангелие для них не достаточно "подлинно" ("Невозможно допустить, чтобы Евангелия, из которых первое написано чуть ли не через сто лет после ухода Христа, и после того, как они прошли цензуру стольких ревнителей, могли в точности выражать мысль Христа"). А вот труды Рерихов и Блаватской - это как раз непогрешимое "священное писание". По законам религиозного мышления труды основателей движения, как находящиеся в несравненной близости к Источнику Истины, воспринимаются в качестве несравненно более истинных, чем размышления любых последующих учеников. И если о неудачных мыслях одного из тысяч православных епископов достаточно лишь пожалеть, то такие же советы основоположников рериховского движения заслуживают уже гораздо более серьезного отношения. Православный останется православным, если оценит совет владыки Серафима как "неправедный". Рериховец вряд ли со столь же спокойной совестью сможет назвать неправедными заветы своих "Махатм".

Во всяком случае разговор о прелестях оккультной теократии был необходим хотя бы для того, чтобы показать, что теософия не имеет никакого нравственного преимущества над историческими религиями. Идеал теософии не является более бескровным, чем практика исторических религий. А потому вполне непонятна логика мысли тех, кто и поныне пытается рекламировать "Живую этику" Рерихов как высший плод духовного развития человечества.

Я также не утверждаю, что Валентин Сидоров или Людмила Шапошникова (нынешние возглавители рериховского движения) лелеют в своих сердцах очертания подобных утопий и на ночных совещаниях составляют инструкции на тему "Как нам организовать революцию". Дело не в их личных амбициях. Сами по себе они, наверно, добрые люди.

Но они нашли себе недоброго советчика. Тот Дух, что стоит за их плечами, тот Дух, что вдохновлял Блаватскую, Рерихов и прочих оккультистов и христоборцев - это дух мировой злобы. "Он был человекоубийца от начала, он лжец и отец лжи" (Ин. 8,44)... Самообоготворением, надеждой на "истинный гнозис" и безбожное бессмертие соблазнил он первых людей. С помощью тех же уловок он и ныне вербует своих слуг.

 

Андрей Кураев. Сатанизм для интеллигенции. О рерихах и православии.