Загрузка...

Совместимость по знаку Зодиака

Андрей Кураев. Сатанизм для интеллигенции. О Рерихах и православии. 38. Есть ли этикет в "живой этике"?

(Том II. Христианство без оккультизма. VII. Церковь против Рерихов)

При упоминании о газетчике священник стал печальней.

Г. К. Честертон


После прочтения текста соборного Определения можно оценить меру правдивости такого, например, заявления рериховцев: "Что же главное, что столь мучительно ранит в декабрьском акте Архиерейского собора? Это - подспудный, хорошо закамуфлированный призыв к ненависти, к разжиганию религиозного фанатизма и вражды". Какими глазами надо читать это определение, чтобы в призыве молиться о заблудших увидеть призыв к ненависти! Собор призывает апостольскими словами - "не считайте его за врага", но рериховский журнал видит здесь "призыв к разжиганию вражды".

В целом Определение Собора рериховцы, конечно, назвали "наступлением темных и невежественных сил".

Вообще за собой они оставляют право использовать базарный лексикон для ругани в адрес христиан. Таково, например, суждение мадам Блаватской о христианах: "Прежде чем я покину землю, я обещаю себе такое торжество, которое заставит Регионов и его католиков и Бейли и епископа Сарджента с его протестантскими ослами реветь так громко, как им позволят легкие". А если бы какой-нибудь христианский автор позволил себе написать - "Блаватская с ее теософскими ослами"?..

Вряд ли можно назвать деликатной и ту характеристику, которую Елена Рерих дает христианским священнослужителям: "Церковники - это ханжи и изуверы, прикрывающие свои темные делишки каждением и коленопреклонением и крестным целованием". Несогласные с нею люди - "Шайка человеческих отбросов". А суждение Махатм о некоем человеке, от спиритизма перешедшем в православие, - "настоящий вонючий подлец" - тоже, очевидно, надо воспринимать как свидетельство чрезвычайной "живости" теософской "этики"?

Рериховская газета "Знамя мира" так презентует мои статьи: "Гнусная по своему содержанию статейка некоего диакона". В моих текстах все же не встречается оборотов типа "гнусные трактаты Агни Йоги".

Так почему же у рериховцев есть право на полемику с Церковью, а у христиан права на ответную полемику с ними быть не должно? Почему если оккультист обвиняет Церковь - то в этом видят проявление "широты взглядов" и "свободомыслия", а если христианин в соответствии со своими убеждениями вступает в ответную дискуссию с теософом - это подается как рецидив поразительной нетерпимости?

Оккультисты прекрасно понимают глубинную несовместимость своих учений с Евангелием Христа. Видит эту несовместимость и Церковь. Льва Толстого или Отари Кандаурова, когда они кощунствуют над нашей верой, почему-то никто не обвиняет в "фанатизме". Но если христианин встает на защиту своей святыни, его сразу обвиняют в "нетерпимости".

Самые резкие слова находят Елена Блаватская и Елена Рерих для приватных характеристик Православной Церкви. В подходящей компании или доверенному адресату теософы признавались в противоположности их учения учению Церкви. Так неужели у Церкви нет права со своей стороны обратить внимание на эти расхождения и аргументировать свою позицию? Неужели у Церкви нет права не допускать к своим таинствам людей, которые кощунственно к этим же таинствам относятся?

Если рериховцы с этим несогласны - значит в результате "синтеза науки и религии" логический аппарат мысли у них оказался малость поврежденным. Дело, впрочем, скорее не в логике, а в обычном у сектантов притуплении нравственного чувства. Добро - то, что хорошо для нас и нашей организации, нашего правого дела. Если речь идет о других - можно веротерпимо сказать: "Не следует смущаться никакими спорами между представителями разных религиозно-философских систем". Но едва только христиане выразили готовность оспорить рериховские идеи - так тут не только смущение, но и возмущение проявило себя сполна.

Считали ли Рерихи свою веру тождественной вере Православной Церкви? - Нет. Что же странного в том, что со стороны Церкви последовало взаимное, ответное признание: "они вышли от нас, они перестали быть нашим"?

Но в ответ на соборное решение один из руководителей рериховского движения в России Валентин Сидоров (некогда уведший советских читателей на семь дней в Гималаи) пеняет патриарху Алексию: "Нравственный авторитет Церкви падает и не в последнюю очередь из-за того, что из гонимой она опять превращается в гонительницу". Газета Сидорова публикует "Ответ мракобесам", звучащий так: "Сейчас воинствующие церковники, поправ заветы Христа, устраивают новый "крестовый поход" против Учения Агни Йоги, против Елены Ивановны и Николая Константиновича Рериха. К ним подключился космополитический сброд из пишущей братии".

Н. А. Тоотс, главный редактор "Независимого рериховского журнала", также не может найти иного образа для оценки "многочисленных выступлений церковного публициста диакона А. Кураева, объявившего "крестовый поход" против влияния восточных религий". Честное слово - не объявлял. Ни словом, ни строчкой. Тем не менее, г-жа Тоотс считает, что мои лекции можно охарактеризовать словами С. Булгакова, сказанными им по поводу конфликта с имяславцами: "Сначала вопрос хотели хулиганизировать по методу митрополита Антония, газетной презрительной руганью, затем схватились за более реальное средство церковного единения - увещевания с помощью военной экспедиции и пожарной кишки. И сейчас тошно вспоминать об этом безобразии". Г-жа Тоотс комментирует: "Разве не подобными же методами действуют сегодня официальная Церковь и диакон Андрей Кураев? Притом, что объектом своего нападения они избрали не религиозное, а философское учение "Живой Этики", ни одной своей строкой не отталкивающее людей от веры и Христа".

"Философичность" и "нерелигиозность" "Живой Этики" мы уже видели. В каких реальных отношениях находится теософия с христианской верой - тоже. Что же касается методов дискуссии, то их также затруднительно признать "подобными" тем, что описывал Булгаков. Движение имяславцев возникло в русском монастыре в Греции (на Афоне). Несколько тысяч монахов пришли к убеждению, что имя Христа есть сам Христос. Синод осудил это мнение как "ревность не по разуму", как чрезмерное благочестие. Если оккультизм просто не признает божественности Иисуса , то афонские имяславцы считали божественным даже Его имя. Ничего похожего на кощунства оккультистов они не исповедовали. И все же увещания Синода монахи не послушались. Конфликт разгорался, и тогда, чтобы не разорвалась связь огромного (с несколькими тысячами насельников) русского монастыря на Афоне с русской Церковью, было принято решение о смене игумена монастыря. Монахи не приняли нового настоятеля. И тогда власти решили провести на Афоне полицейскую акцию. Был привезен новый настоятель, новые монахи, а активные "имяславцы" были увезены с Афона и расселены по российским монастырям.

Итак, у меня вопрос к мадам Тоотс: пыталась ли Русская Церковь с помощью ОМОНа сменить руководство рериховского движения? Была ли направлена "военная экспедиция" в Шамбалу? Кто из православных проповедников использовал "пожарную кишку" для диспута с рериховцами?

Представительница рериховского движения в "Московском комсомольце" Н. Дардыкина считает очень своевременным обратиться с призывом "Не зовите к топору!" к журналистам, некомплиментарно пишущим о Рерихах.

Кто зовет к топору? Где хоть один призыв к насилию в Обращении Архиерейского собора? Их нет. Но зато не должно стираться из памяти людей благословение Махатмами того топора, что обрушился в недавние годы на Русскую Церковь. Когда лагеря были уже полны арестованным духовенством, когда русская земля была уже напитана кровью гражданской войны и "красного террора", миролюбивые тибетские Махатмы одобряюще улыбнулись комиссарам: "Вы упразднили церковь, ставшую рассадником лжи и суеверий; Мы признали своевременность вашего движения и посылаем вам всю нашу помощь".

Что такое религиозные гонения, православная Церковь знает слишком хорошо. Гонение - это аресты и закрытие храмов, это поругание святынь и невозможность публично защитить свою веру. Но неужели защитники рериховской "философии" не могут понять разницу между крестовым походом, между обращением людей в веру через военную силу или через полицию - и обычной дискуссией?

Вновь и вновь я повторяю для господ рериховцев вопрос: имеет ли право Церковь говорить о своей вере и о ее отличии от других мировоззренческих систем и практик? Если я решил не подавать некоему господину руки и не принимать его у себя дома, это не означает, что я стал "гонителем" или "палачом". Но в случае с рериховцами вдруг обнаружилось, что в православной Церкви они считают себя не гостями, а хозяевами. И Валентин Сидоров, например, дает указания Патриарху - как надо перестроить церковное богословие с тем, чтобы рериховцы чувствовали в Церкви себя еще лучше. И внезапное, пожалуй, даже запоздалое оповещение Церкви о том, что под ее именем, под именем христианства и Евангелия в ее доме хозяйничают чужаки, вызвало дружное негодование обывателей. Это очень похоже на ситуацию, в которой вор, забравшийся ночью в квартиру, осаживал бы пробудившуюся жертву: "Не шуми! Людям спать мешаешь!".

Все это более чем знакомо. Столь решительно и столь неизменно российская интеллигенция не признает за Православной Церковью права на полемику с кем бы то ни было, что даже Лев Карсавин был вынужден вступиться за право Церкви на дискуссию. "Попробуйте возмутиться лукавым совращением русских детей в католичество. - Вам ответят напоминанием о духе христианской любви, видно, позабыв, что и православных детей тоже любить можно. Попробуйте оспаривать ересь. - Вам скажут, что все это хитрые умствования и что не в догме дело. В чем же тогда оно, если не в христианской Истине, которая не сводится к прекраснодушию? Послушаешь этих любвеобильных до слезоточивости хулителей и подумаешь: да не разбойники ли все, кто защищает Православие? - Но хороши разбойники, которых и по рукам и по ногам связали и которым только что язык не урезали! Хороши разбойники, оружие которых даже не государство, даже не Правительствующий Синод, а слово. Нет, вина православных русских людей не в злобе, не в нападках на инославие, а в том, что до сих пор они были слишком пассивными и расплывчато благодушными, что свою греховность сваливали они на Церковь и забывали о судьбе теплого равнодушия".

Стоит Православной Церкви вступиться за истину - как ее обвиняют в "гонении на культуру". Но дело не в "наступлении Церкви на культуру", а в том, что у сектантов устоялась привычка к полной безнаказанности: клевещи на Церковь как хочешь, перевирай Евангелие как душе угодно - и тебе никто не посмеет ответить.

Больше такого не будет. Христианам есть что ответить оккультистам. Вот только те почему-то постоянно уклоняются от предложений встретиться и всерьез публично сопоставить и обсудить наши представления.

Любой несогласный немедленно обряжается в сознании рериховцев в тогу инквизитора. "В сущности Кураев обслуживает тех, кто выступает против духовного развития человечества и устремляет своих слушателей в прошлое, где единственным способом борьбы с инакомыслием были костры. История развития человечества показала, что разрешение противоречий методами насилия и жестокости никогда не давало хороших результатов. Неужели опыт тысячелетий ничему не научил человека? Неужели мы будем вновь и вновь повторять этот страшный опыт?" - это из реакции тамбовского областного рериховского общества "КУЛЬТУРА" на лекции , которые я читал в Тамбове летом 1994. Лекции, содержащие элементарное сопоставление основ христианства и оккультизма, - это, оказывается, "страшный опыт".

Врут рериховцы, когда пишут, что в истории Церкви "единственным способом борьбы с инакомыслием были костры". Не кострами и не дубинкой привлек на свою сторону ссыльный Афанасий Великий людей, ранее увлекавшихся ересью Ария. Православные миссионеры (в числе которых были и свв. Кирилл и Мефодий, и равноапостольный Николай Японский) шли в языческие страны не во главе отрядов крестоносцев. А самое главное - однажды Церковь уже разгромила рериховцев. Три столетия апостольская Церковь противостояла мириадам гностических сект. И гностицизм оказался побежден еще гонимой Церковью. Гностицизм сошел с мировой арены еще до того, как христианская Церковь стала государственной религией Римской Империи.

Во времена Византийской Империи партия богословов, победившая в полемике, требовала от государственной власти, чтобы та признала именно эту точку зрения верной и помогла устранению еретиков ... В Византийской империи не горели костры инквизиции, но все же тяжкая государственная длань простиралась на головы еретиков (вопреки протестам, например, св. Иоанна Златоуста). Но всегда в истории Византии прежде, чем государственная власть становилась на сторону Православия, имела место богословская дискуссия, которая и определяла - где же собственно находится православное решение спорной проблемы. Так что даже в условиях государственного православия наши богословы умели думать, спорить, обосновывать свою позицию. То, что потом сторона, убедившая в своей правоте императора, предлагала ему по своему разобраться с еретиками, печально.

Но сколько бы ни было греховных страниц в истории Церкви, одна вызывает во мне искреннее чувство гордости. Да, я горжусь тем, что самую страшную ересь Церковь смогла побороть исключительно силой своего духа, исключительно силой своей мысли, без всякой помощи со стороны полиции и даже вопреки государственной власти. Так мы победили оккультизм. Именно оккультистов и гностиков Церковь умеет побеждать без "крестовых походов" ... Не надейтесь на "мученичество", господа теософы. Тьма оккультизма рассеивается просто перед светом евангельской проповеди, перед светом нормального христианского просвещения.

Русская Церковь не обратилась к государству с требованием помочь ей в полемике с теософией или с призывом запретить деятельность оккультных кружков. Собор призвал верующих только к молитве, а неверующих - к осторожности при встрече с псевдохристианством. Но вот ответное Обращение Координационного Комитета Международной Ассоциации "Мир через культуру" ко всем последователям Рерихов и учения Живой Этики:

"Наступил решающий час испытания нашего. Развертывается беспрецедентная по своему характеру и масштабам травля Николая Константиновича Рериха и его семьи, предпринята провокационная попытка опорочить величайшее духовное Учение современности - Учение Живой Этики... Наивно думать, что нападки на Рерихов не преднамеренны и случайны. Нет, мы имеем дело с запланированной, хорошо продуманной акцией, преследующей достаточно определенные цели. Начавшись, так сказать, с легкой кавалерийской атаки, газетных публикаций, рассчитанных на дешевый эффект, она завершилась залпом тяжелой артиллерии: Определением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви "О псевдохристианских сектах, неоязычестве и оккультизме". В этом Определении, выдержанном в духе лучших традиций средневековья, когда под видом борьбы с ересью запрещалось любое инакомыслие, любой намек на духовный поиск, возвещается о посмертном отлучении от Церкви Рерихов и прижизненном отлучении от Церкви последователей Рерихов. Чтобы обосновать законность данного акта, пришлось причислить Учение Живой этики к разряду "новых религиозных движений", то есть пойти на явный подлог. Тем самым Церковь как бы вновь подтвердила правоту утверждения, содержащегося в Послании Махатм, что она трансформировалась в "рассадник лжи и суеверий". Несомненно, что широкомасштабная кампания против Рериха и его идей свидетельствует о своеобразном признании силы Рериха и его идей. Но несомненно и другое: в результате новой глобальной атаки на Рериха усугубилась карма нашей страны и над ней нависла опасность, недооценка которой может привести к гибельным последствиям. Как известно, Учение Живой Этики - это космическое Учение. Посредством его мы осуществляем связь с космическими силами, на помощь которых мы можем твердо рассчитывать в критический момент нашего существования. Собственно, ныне это наш единственный спасительный шанс. Если мы не сумеем им воспользоваться, а тем более если в безумном ослеплении своем отвергнем его - конец современной цивилизации неизбежен. Вот почему не в глухую оборону нам нужно залечь, а вести активные, наступательные действия. Мы должны использовать все имеющиеся у нас возможности для влияния на общественное мнение... Международная Ассоциация "Мир через культуру" планирует провести заседание круглого стола, тема которого условно формулируется так: "Наступление современной Церкви на Культуру". Нынешняя ситуация показала, сколь своевременным было обращение Объединительного Рериховского съезда к правительству Российской Федерации с предложением объявить наследие Рерихов общенациональным достоянием. Атака Церкви на Рерихов лишний раз подчеркнула актуальность этой проблемы. Надо сделать все, чтобы государство, наконец, решилось на этот шаг , тем самым в разгар клеветнической кампании против Рериха заявляя о своем высочайшем уважении к нему. Прецедент такого рода уже существует. Лев Николаевич Толстой, как и Рерих, является отлученным от Церкви, что не мешает, однако, государству охранять по всей строгости закона наследие Толстого как нашу национальную собственность".

Тут налицо и мышление в военных категориях, и апелляция к государству... Да и язык такой знакомый, такой советский, такой контрпропагандистский...

Что же касается "атаки Церкви на культуру", то в этом грехе Церковь повинна не больше, чем была бы виновна ассоциация психоаналитиков, буде она заявила, что "психотерапевт" Кашпировский не имеет никакого отношения к учению Зигмунда Фрейда. И, кстати, не нужно быть психоаналитиком, чтобы заметить, сколь много внутренней агрессивности в той полемике, которую ведут рериховцы с Определением Собора. Этикет дискуссии явно не преподается в кружках "Живой этики".

Кроме того, апелляции рериховцев к власти были немедленно услышаны. 11 мая 1995 г. Государственная Дума приняла обращение к правительству Российской Федерации "О наследии Н. К. Рериха и его семьи". "В связи с многочисленными обращениями российской общественности об объявлении художественно-философского наследия великого российского художника, мыслителя и общественного деятеля Н. К. Рериха и его семьи российским национальным достоянием Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации обращается в правительство с предложением поставить на государственный учет находящееся на территории Российской Федерации наследие Н. К. Рериха и его семьи. Этот шаг со стороны государства в связи с юбилейной датой подписания пакта Рериха представляется достойной оценкой значения творчества нашего выдающегося соотечественника для России и всего мира".

В этом документе интересно, что речь идет не только о художественном, но и о философском наследии Рериха. Будет весьма интересно узнать, как именно Правительство России будет "ставить на государственный учет" идеи Агни Йоги.

Между прочим, в России нет никаких государственных актов, объявляющих православие "российским национальным достоянием". Среди множества философских и религиозных систем только учение Рерихов удостоилось такой чести.

Кроме того, с точки зрения рериховцев никакого философского наследия Рерихов просто не существует. Их мировоззренческие тексты есть не более чем "космический диктант". Так что Дума взяла под государственное покровительство наследие отнюдь не Рериха, а "Владыки Солнца". Впервые в истории откровения космического пришельца объявлены национальным достоянием целой страны.

Но это странное постановление Госдумы не слишком удивительно: с первого дня работы Дума была украшена рериховским "Знаменем мира". Сначала оно было внесено в зал заседаний депутатом Н. А. Бикаловой, а затем было помещено в холле. Вряд ли столь же спокойно можно было бы поместить в Государственной Думе России православную икону...

Были ли изданы Думой и распространены среди депутатов и аппарата церковные суждения по поводу Рерихов? - Нет. Но письмо В. Сидорова Патриарху, равно как и обращение Правления общества "Знание" в защиту Рерихов были изданы немедленно. Они включены в изданный Госдумой сборник под названием "Свобода совести и права человека в Российской Федерации. Материалы парламентских слушаний". Редактор сборника - депутат Госдумы, рериховка Н. А. Бикалова. И вновь - вопрос об элементарном этикете. Сборник наполнен массой текстов, не имеющих никакого отношения к парламентским слушаниям, то есть принадлежащих людям, которые не были приглашены на слушания и не выступали на них. Но зато в нем нет выступлений многих непосредственных участников слушаний. Нет выступления мусульманского муфтия (выступившего против разгула сект в России). Нет выступления лютеранина проф. Гандоу по этому же поводу. Нет и моего выступления. То, что его там нет - не так интересно. Интересно, что при этом в сборнике есть критика моей неопубликованной речи (на с. 119), причем она критикуется людьми, не выступавшими на слушаниях. Если бы г-жа Бикалова просто на деньги рериховского центра издала такой сборник - это было бы ее полным правом. Но она-то издала его за счет Думы и для Думы. И при этом проявила себя весьма разборчивым цензором. Я не знаю случаев православной анти-рериховской цензуры государственных изданий. Но вот конкретный пример обратного.

В октябре 1995 года стала известна первая реакция Правительства России на обращение парламента. Начало готовиться специальное правительственное постановление, освобождающее Международный Центр Рерихов от уплаты всех налогов и таможенных пошлин. Еще раньше правительство Москвы приняло аналогичное постановление. Такие льготы есть только у четырех организаций современной России: у некоей структуры, возглавляемой певцом Иосифом Кобзоном (о котором пресса нередко пишет как о человеке, тесно связанном с мафией); у скульптора Зураба Церетели, тесно связанном с мэром Москвы Лужковым; и у спортивного администратора Тарпищева, близкого друга г-на Коржакова, руководителя личной охраны Ельцина. Но этой льготы нет у обществ инвалидов, нет у детских организаций и нет у Церкви.

Кроме того, в 1995 году окончательно перешла в пользование оккультистов старая московская усадьба дворян Лопухиных, расположенная в центре Москвы, напротив Кремля и строящегося Храма Христа Спасителя (кому она будет принадлежать формально - Международному Центру Рерихов или рериховскому филиалу государственного Музея Востока - вопрос второстепенный). В усадьбе предполагается захоронить пепел Рерихов. Противостояние Церкви и секты принимает зримый характер: напротив Храма Христа - оккультный мавзолей.

Если рериховцев поддерживают высшие государственные власти, то не стоит удивляться той поддержке, которую оказывают этой секте власти региональные. Например, газета "Знамя мира", издаваемая рериховским движением "Мир через Культуру", официально учреждена городским Советом Томска.

Так что весьма трудно говорить о том, что рериховское движение подвергается "гонениям" в России.

А теперь - еще два документа, которые позволяют лучше рассмотреть, что же реально происходит за завесой рериховской пропаганды. Первый - письмо В. Сидорова, как президента Международной ассоциации "Мир через Культуру", Е. Сидорову, как министру культуры России (от 9.2.1995; N 8-95):

"Уважаемый господин Министр! Вы, разумеется, уже осведомлены о том, что ныне против Рериха ведется провокационная клеветническая кампания, объявившая его секретным агентом советских спецслужб, а также о том, что в Определении Архиерейского Собора Русской Православной Церкви громогласно на весь мир возвещено об отлучении от Церкви Рериха и его семьи. Реакция мира культуры на этот акт однозначна. В письмах, которые поступают в штаб-квартиру Международной ассоциации "Мир через Культуру" из разных регионов страны и зарубежья, он квалифицируется как возвращение к средневековью, как наступление против культуры... В этой связи обращаюсь к Вам, господин Министр, с просьбой высказать свое принципиальное отношение к данной акции Церкви, поскольку она непосредственным образом затрагивает сферу культуры и потому не может считаться лишь внутренним делом Церкви. Ваша позиция как Министра культуры особо значима еще и потому, что церковное постановление кое-кем воспринимается как государственная санкция сверху: поступают сведения, что из учреждений культуры, например, библиотек, началось изгнание рериховцев, изъятие рериховской литературы и т. п. В сложившейся ситуации повышается актуальность предложения, с которым Объединительный Рериховский съезд обратился к правительству Российской Федерации еще в прошлом году: объявить наследие Рерихов общенациональным достоянием. Думается, государству пора сделать этот шаг... Такое решение по отношению к рериховскому наследству в разгар разнузданной кампании против художника подчеркнуло бы высокое уважение со стороны государства к Рериху и его творчеству , что, в свою очередь, по нашему мнению, способствовало бы укреплению международного авторитета самого государства".

Ответ не заставил себя долго ждать.

15 марта 1995 г. Валентину Сидорову ответил заместитель министра культуры М. Е. Швыдкой (письмо N 67-01-50/2-25). "Министерство культуры Российской Федерации внимательно рассмотрело Ваше письмо по вопросу отношения Русской Православной Церкви к творческому и философскому наследию семьи Рерихов и разделяет Вашу озабоченность. По нашему мнению неоценимо велик вклад семьи Рерихов в российскую и мировую культуру. Художественные произведения Рерихов занимают самые почетные места в различных музеях и картинных галереях России. В сегодняшней сложнейшей политической и экономической ситуации происходит самоутверждение целого ряда общественных и религиозных организаций , не всегда объективно оценивающих творчество многих ученых, философов, деятелей культуры и искусства. Возможно предположить, что ситуация, сложившаяся вокруг семьи Рерихов, связана с возникновением различных точек зрения на философские взгляды ученого. Некоторыми российскими современными исследователями мировоззренческие позиции Рериха неверно истолковываются и искусственным путем ставятся в противоречие с отдельными позициями Русской Православной Церкви. Учитывая огромное значение наследия великого философа и выдающегося художника для отечественной и мировой культуры полагали бы необходимым организацию посредством Вашей Международной ассоциации "Мир через Культуру" ряда значительных акций через средства массовой информации, телевидение, которые дадут возможность самым широким слоям населения, общественным и религиозным организациям увидеть истинный смысл и глубину всего творческого наследия Рериха. Со своей стороны Министерство Культуры готово сотрудничать со всеми Рериховскими организациями как в России, так и за рубежом, предпринять все усилия, чтобы государственные музеи открыли свободный доступ к наследию семьи Рерихов всем, кто стремится к его изучению".

Итак, если мыслить категориями "крестового похода", то кто же его разворачивает? Церковь ограничилась соборным заявлением; она не обратилась к властям; иерархи не потребовали от священников, чтобы в каждом храме была прочитана проповедь о Рерихах. Но рериховцы перенесли философские дискуссии в думские и министерские кабинеты, громко плачась о том, что Русская Церковь встала на путь "разрешения противоречий методами насилия и жестокости".

Более того, Л. Шапошникова подала в суд на газету "Сегодня" за статьи О. Шишкина, проливающие свет на связи Рерихов с советскими спецслужбами. Уж сколько откровенной клеветы публиковалось о Церкви в последние годы - и ни разу церковные люди не подавали в суд. Зато суды завалены исками к журналистам от сект. Что ж, поведение рериховцев и в этом отношении вполне солидарно с сектантским.

Приглашение к дискуссии рериховцы не приняли (на мою статью в "Новом мире", опубликованную еще в 1994 году, не последовало ни одного сколько-нибудь серьезного отклика; ни один их моих аргументов философского и историко-религиозного характера не был проанализирован). От двух журналистов (то есть от меня и Олега Шишкина) они решили защищаться с помощью Госдумы и Правительства...

Вновь повторяю свой вопрос - есть ли элементарный этикет, элементарная честность в "Живой этике"?

Надеюсь, читатель не забыл случаи прямой лжи Елены Рерих и Николая Рериха, о которых шла речь в главе об Оригене. Теперь же приведу несколько примеров прямой лжи из деятельности современных рериховцев.

Полный набор псевдоправославных "внешних прикрытий" рериховцев дается некоей общиной "Беловодье". В ее рекламной статье утверждается, что: 1) некий о. Сергий 1000 лет назад "получил православие и передал его князю Владимиру" откуда-то "из центра Азии" (то есть не греки и не болгары принесли православие на Русь, а тибетцы). 2) Духовником Н. К. Рериха был о. Иоанн Кронштадтский. 3) Оптинский старец Нектарий якобы предсказывал, что "в конце века сего многие люди придут к истинному православию через учение Рериха".

Первое утверждение есть чистая сказка. Обстоятельства крещения Руси весьма обстоятельно и документированно анализировались в светских и церковных изданиях, близких к 1988 году. Огромная масса фактов говорит о том, что греческое православие пришло на Русь как прямо, так и через болгарское посредничество. Ни о каком же православии в Тибете просто ничего не известно (а все сведения об этом регионе говорят о тибетском тантризме). Это всё знают и публикаторы рекламки. Но их цель сознательно другая: подменить православие тантризмом, а для этого на время и назвать тантризм "истинным православием".

Второе утверждение есть миф, созданный уже самим Николаем Рерихом. Информация о связях семьи Рерихов с о. Иоанном исходит только от самих Рерихов и не имеет никаких иных подтверждений. Отец Иоанн скончался в 1908 г. Даже если он и общался с Рерихами, оккультные доктрины в это время ими еще не пропагандировались. По словам самого Н. Рериха, их общение проходило в годы его студенчества ("Всегда помню благословение о. Иоанна на изучение истории и художества и неоднократные заботы о болезнях моих, которым я был подвержен в школьные годы. Одно из последних моих свиданий с ним было уже в Академии Художеств, когда теснимый толпою почитаемый пастырь после литургии проходил залами академического музея. Увидев меня в толпе, он на расстоянии благословил и тут же, через головы людей, послал один из своих последних заветов").

Вряд ли это был завет "стать оккультистом". В этом рассказе слишком много неясностей: неясно, исповедовался ли Николай Рерих отцу Иоанну (знакомство со священником еще не дает права называть его своим духовником). Неизвестно, сложились ли к этому времени оккультные взгляды у самого Рериха. Неизвестно, наконец, открывал ли он эти свои взгляды отцу Иоанну.

Ответ на вопрос о том, что общего было у молодого Николая Рериха с о. Иоанном, может быть вполне неожиданным. Оба они участвовали в деятельности тех национально-монархических движений, которые было принято называть "черносотенными". В. Кожинов, в обстоятельной и документированной книге которого я встретил упоминание о Н. Рерихе в связи с "черносотенным" движением, говорит: "Речь, повторю, идет о людях, которые непосредственно входили в "черносотенные" организации". О. Иоанн, несомненно, искренне участвовал в работе движения, ставившего своей целью защиту исторической России. Но что мог делать в "Русском собрании" с 1900 по 1907 г.г. Николай Константинович, воспитанный в семье отца-масона, ожидавший "Нового Времени" и впоследствии быстро нашедший общий язык с большевизмом? Трудно поверить в то, что Рерих был искренним приверженцем триединства "Православие-самодержавие-народность"; скорее он был "засланным казачком". Структура, к которой принадлежал Н. Рерих, старалась иметь своих наблюдателей (и, при необходимости, провокаторов) в самых разных общественных движениях - и прежде всего в тех, что противостоят ей. Отец Иоанн Кронштадский явно не обладал навыками контрразведчика, и поэтому видел в Н. К. Рерихе только то, что тот позволял увидеть. Рериховские рассказы о близости св. Иоанна и Н. Рериха - это всего лишь свидетельство о мастерском лицемерии Рериха, но отнюдь не о его глубинной православности и не о том, что теософия вызывала у о. Иоанна больше симпатий, чем у современного православного духовенства.

Достаточно посмотреть дневники св. праведного Иоанна, чтобы убедиться, что оккультизм не мог получить никакого поощрения от него.

Вот запись в дневнике св. Иоанна Кронштадтского о воззрениях Льва Толстого: "Не веруя в личного Бога, он, Толстой, считает бессмыслием и глупостью молитву, которую признавали нужною люди всех веков, всякого состояния и всякого культа. Он, безумец, не придает значения словам Творец и тварь, не признавая разумного Творца; сам себя он не считает тварью, а каким-то эволюционным продуктом; и многим другим библейским словам не придает он никакого значения, хотя бы например, словам Спаситель, грешник, так как он считает грех простым словом, несуществующим, а себя - безгрешным, не имеющим никакой нужды в Спасителе, и мечтает притом, что он сам собою достигнет совершенства".

Все суждения Льва Толстого, приведенные в данном отрывке и вызвавшие праведный гнев о. Иоанна, составляют суть и рериховского вероучения. И если пантеистические взгляды Толстого о. Иоанн называет "безумными", то не иначе назвал бы он и пантеистический оккультизм Рериха.

Не могли бы получить благословения о. Иоанна и попытки Рериха создать синкретическую всемирную религию, встраивающую обрывки православия в нехристианскую религиозность. Вот только один фрагмент из "Мыслей о Церкви" о. Иоанна: "Чин обращения от разных вер и исповеданий и присоединения к Православной Церкви - что показывает? Необходимость оставления ложных вер и исповеданий, отрицания заблуждений, исповедания Православной Веры и покаяния во всех прежних грехах и обещания Богу хранить и твердо исповедовать веру непорочную, беречься грехов и жить в добродетели".

Народная любовь к о. Иоанну побуждала не только Рерихов, но и иных недругов православия заочно вербовать его в свои сторонники. Например, в 1932 г. в Вильно в иезуитском журнале "К соединению" некий ксендз Семяцкий заявил, что "о. Иоанн Кронштадтский много совершал чудес, пока был католиком, но как только отрекся от католичества, сила чудотворная оставила его". Поскольку аналогичные слухи распускались еще при жизни батюшки, однажды он сам высказался по этому поводу (в Витебске в Петро-Павловской церкви 7.4.1906): "Патеры без всякого зазрения совести клеветали на меня, что я будто перешагнул в католическую веру, да и сам царь, якобы сделался католиком. Столь бессовестно оклеветывая меня и царя, католики многих православных крестьян заставили принять католичество и навязать им чуждую веру. Это ли дух Христов?".

Итак, утверждения рериховцев о том, что оккультизм Рериха был благословлен о. Иоанном Кронштадтским, есть чистая ложь.

Стопроцентно фантастическим является и утверждение о том, что оптинские старцы хоть как-то сочувствовали рерихианству. Старцу Нектарию просто беззастенчиво приписали фразу, немыслимую в его устах: "в конце века сего многие люди придут к истинному православию через учение Рериха". Лжец, составивший эту выдумку, был настолько церковно необразован, что даже не заметил, что словосочетание "конец века сего" для церковного сознания (в котором несомненно жил старец Нектарий) означает не конец столетия, а конец мира, наступление царства Антихриста.

Наконец, апофеозом бессовестности является утверждение, будто "в старчестве Оптиной пустыни, этой духовной вершине православия, можно заметить тот особый духовный синтез, который так характерен для рериховского учения".

Поскольку автор рекламки особо выделяет преп. Амвросия Оптинского (который "благодаря своей широкой и глубокой образованности явил собою высокий синтетический идеал монаха-ученого"), то стоит напомнить хотя бы такие мысли Преподобного: "Спиритизм есть ничто иное, как новое заблуждение и новая прелесть вражеская... Явных безбожников всякий отвращается и удаляется; людей же, прикрывающихся видом ложной религиозности, в душе же своей пропитанных заблуждением прелести вражией, не вдруг распознает кто-либо и из понимающих дело. Апостол говорит: "Христос вчера и сегодня и во веки Тот же" (Евр. 13,8). Значит, какое учение в православной Церкви насаждено в начале Духом Святым через апостолов и чрез Отцев вселенских соборов, то должно продолжаться до скончания века. Все новые учения суть ничто иное, как новые заблуждения, посеваемые так или иначе древним врагом рода человеческого". Так что и учение теософов как не насажденное Отцами Вселенских соборов не имело никакого шанса быть благословленным преп. Амвросием.

В ответ на теософское переиначивание истории Цекрви и культуры мы просто просим теософов: разрешите христианам быть христианами. Не превращайте Соловьева в оккультиста, и св. Иоанна Кронштадского в рериховца. Если вы даже сейчас не можете уважать право мертвых быть теми, кем они пожелали быть, то слишком велика опасность, что со временем вы станете навязывать свою веру и всем живым. И средства для этого окажутся также не самыми праведными.

Теперь еще несколько примеров лжи адептов "Живой этики".

Н. Дардыкина пишет: "Мне приходилось слышать от одного уважаемого литератора, полагающего, что Рериха связывают с советской властью разведывательные путы, будто Николай Константинович оставил завещание в пользу ВКП(б) и Сталина. Вдова Рериха в одном из писем говорила - все оставлено ей". Последнее утверждение Дардыкиной верно. Но оно никак не опровергает сказанного "уважаемым литератором".

Текст завещания, составленного в мае 1926 года, звучит так: "Настоящим завещаю все мое имущество, картины, литературные права, как и авуары американских корпораций в пожизненное пользование моей жене Елене Ивановне Рерих. После же ея все указанное имущество завещаю Всесоюзной Коммунистической Партии. Единственная просьба, чтобы предметам искусства было дано должное место, соответствующее высоким задачам коммунизма. Этим завещанием отменяются все ранее написанныя. Прошу тов. Г. В. Чичерина, И. В. Сталина и А. Е. Быстрова или кого они укажут распорядиться настоящим завещанием. Художник Николай Рерих".

Дардыкина могла не видеть этот документ. Но его наверняка знали С. Зарницкая и Л. Трофимова, еще в 1965 начавшие приучать советскую интеллигенцию к эзотерическому коммунизму Рерихов. По их словам, Н. К. Рерих составил завещание, "согласно которому все имущество экспедиции, включая его картины, в случае гибели художника переходило в собственность русского народа".

На самом же деле, как видим, речь идет не об имуществе экспедиции, а о личном состоянии Рериха. Во-вторых, завещано оно не "русскому народу", а ВКП(б) и распорядителем назначен тов. Сталин вместе с руководителем советской разведки в Урумчи Быстровым.

Но слишком уж неудобна фраза "Прошу тов. Г. В. Чичерина, И. В. Сталина и А. Е. Быстрова распорядиться... ". И потому она опущена даже Валентином Сидоровым в его статье, защищающей рериховское большевизанство. Не упоминает он, впрочем, и "авуары американских корпораций".

Понятно, что сегодня невыгодно подчеркивать связи Рерихов с советскими спецслужбами и вспоминать о ярой защите ими советской идеологии и практики также неудобно. Но стоит ли пускаться в прямую ложь, заявляя, будто "большевистские идеологи яро преследовали семью Рерихов"?

Еще один пример жизни по лжи, дозволенной теософам их Махатмами, - из статьи Тоотс. Рассуждая о "насаждении православной религиозности власть-предержащими", она пишет: "Недавно в Государственной Думе при Комитете по делам общественных организаций создан экспертный совет, в который вошли заведующий кафедрой религиоведения Российской академии государственной службы Н. А. Трофимчук, сопредседатели Российского христианско-демократического союза В. Борщев, В. Савицкий, Г. Якунин и другие, - но ни одного представителя буддизма, ислама или других конфессий. И этому совету предстоит решать судьбу вновь регистрирующихся религиозных и нерелигиозных групп, объединений. Сможет ли такой экспертный совет защитить права людей неправославного вероисповедания?". Я тоже член этого экспертного совета (где представляю не Московскую Патриархию, а кафедру философии религии и религиоведения МГУ). Ни Борщев, ни Якунин членами экспертного совета не являются (а, приходя на заседания Совета по праву депутатов Госдумы, непременно высказываются в защиту любых сект и против любых инициатив Патриархии). В Совете также представлены по одному человеку от православных, старообрядцев, протестантов, католиков, буддистов, мусульман, иудеев. Рериховцев там нет - потому что сами они настаивают на том, что являются сугубо светским движением. Тоотс могла не видеть списка членов Совета (впрочем, зачем тогда писать о том, чего не знаешь?), но об отношениях Якунина и Патриархии не знать она не могла.

Наконец, рекордная по своей настырности ложь присутствует в письме Г. Печникова Патриарху Алексию: "Общеизвестно, что "Живая Этика" не является религиозным учением и никакого отношения к оккультизму не имеет". (Комментарий к этому заявлению Печникова см. в первой главе).

Так что благословение на ложь, имеющееся у рериховцев, последние используют активно.

Наконец, из реакции почитателей Рериха на Определение Собора я узнал, кто же на самом деле стоит за спиной православного богословия. "Известному исследователю Индии" Л. В. Митрохину корреспондент "Науки и религии" задал вопрос: "С чем, на Ваш взгляд, связан очередной шквал атак на Рерихов?". И услышал ответ, достойный мудрости Махатм: "Рерихи - символ единения и дружбы народов России и Индии, такая дружба - особенно экономическое, технологическое сотрудничество - ныне явно не устраивает тех, кто стремится изолировать Россию, вытеснить ее из традиционных сфер влияния, лишить ее традиционных союзников и партнеров". Экономическое и технологическое сотрудничество России и Индии чаще всего вспоминается сегодня в связи с поставками российских ракетных криогенных двигателей и крайне негативной реакцией на это американской политики. Так что из слов г-на Митрохина следует, что я, как главный, с точки зрения рериховцев, "зачинатель гонений", нахожусь на службе у ЦРУ и американских аэрокосмических компаний, которые попросили меня дискредитировать "символ единения и дружбы". Обещали "Боинг" подарить в случае успеха. Я, конечно, на это не очень надеюсь. Но, может, хотя бы проездной на метро купят?

А если всерьез, то именно распространение рерихианства и иных форм оккультизма в российских университетах может стать серьезной угрозой для национальной безопасности России. Если оккультизм отправит тысячи молодых людей, студентов, аспирантов, преподавателей в "паломничество на Восток" - это станет еще одной формой "утечки мозгов". Как "синтезирует" оккультизм науку и религию, мы уже видели. И если и дальше будет цвести мода на "обмен энергией с созвездием Ориона" - то скоро Россия будет покупать ракеты у Китая.

Но если разговор перешел на ракеты - значит, тема "есть ли этикет в Живой этике" уже исчерпана.

 

Андрей Кураев. Сатанизм для интеллигенции. О рерихах и православии.