Интуитивно-этические экстраверты: взгляд изнутри

Сергей Трофимов

Габенам и Гексли, обретшим друг друга
и еще не встретившимся на жизненной дороге,
посвящается.

 

ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

 

На подступах к выбранной теме, когда ее идеи только начинали бродить в моей голове, все виделось просто и ясно. Казалось, бери себя и знакомых «тождиков» за образец, описывай, и все будет в порядке. Под воздействием этого заблуждения были сделаны наброски к сообщению на 7-ой научной конференции по соционике, прошло само выступление. Но в ходе дискуссии на «круглом столе», при беседах в кулуарах конференции у меня стало зарождаться сомнение в своих возможностях выдать в письменном виде нечто краткое и емкое и еще с элементами научности.

Признаюсь, мне, как и большинству Гексли, легче полдня говорить, чем написать несколько страниц. Но отступать поздно, ответственность перед соционом обязывает.
Теперь о жанре представленного материала. Пусть это будет соционическое эссе. Данная форма, как мне кажется, позволяет выразить многое из того, что в более строгой форме (статье, докладе) просто непозволительно. Искренне рад появлению возможности высказать то, что давно просилось наружу, что, может быть, вызовет интерес и понимание у Гексли, Габенов, да и не только у них.

Без сомнения, взгляд изнутри субъективен, спорен, односторонен, но он имеет право на существование. Любая попытка самопознания важна для процесса индивидуации, который так ярко и глубоко раскрыл великий К.Г.Юнг.

Мир каждого человека – это целая Вселенная. Окружающим, увы, недоступна истинная глубина и разноцветие этого индивидуального мира. Поэтому вслед за Юнгом я стараюсь избегать однозначных оценок и призываю этому следовать других.

Все мы способны воспринимать мир в его многообразии. Но у каждого из нас, представителя того или другого психологического типа, есть то, к чему он наиболее способен, чувствителен, в чем он наиболее силен и уверен.

Никто, кроме Максима, не в состоянии в полной мере оценить всю красоту и гармонию системы как высшего проявления логически выверенной структурной упорядоченности. Никто, кроме Робеспьера, не может так эффективно воссоздавать логико-интуитивные образы внутренних состояний процессов и явлений окружающего мира. Лишь Дон-Кихоту удается быть единодушно и безоговорочно признанным первооткрывателем.

И это справедливо. Можно и нужно многое знать и уметь. Но без социальной специализации, без существования отдельных людей или групп людей, способных добиваться в какой-либо сфере успеха, действовать в ней быстрее и эффективнее других, прогресс невозможен. Мне кажется, что формированию гармоничной личности служит раскрытие именно индивидуальных, присущих данной личности качеств, максимально соответствующих ее психической структуре.
Поэтому неудивительно, что есть сфера, где наиболее комфортно чувствуют себя интуитивно-этические экстраверты, сфера, где они наиболее ярко способны себя проявить. Это мир удивительных по разнообразию объективных возможностей, особенно в области человеческих отношений.

Гармоничность Гексли напрямую зависит от того, насколько реализована его потребность в постижении возможностей объективного мира, насколько удалось соотнести внутренние ожидания в отношениях с этим миром и материализованными возможностями в ситуации «здесь и сейчас». Поэтому с детских лет в воображении Гексли присутствует неясный, но такой желанный образ доброго самаритянина, способного примерить его внутренний идеал человеческих отношений с редко совпадающими с этим идеалом реалиями социума.

Здесь уместно подчеркнуть следующее. Прекрасно понимаю, что было бы крайне неосторожно и самонадеянно представлять свои размышления как взгляды всех Гексли или большей их части. Внутри каждого социотипа существуют различия между его представителями, связанные с целым комплексом разнообразных факторов. Назову лишь несколько. Это степень идентификации со своим ТИМом; принадлежность к различным подтипам; уровень развития по Я.А. Фельдману; ведущая репрезентативная система; опыт взаимодействия с другими ТИМами (позитивный и негативный); степень эмоциональной зрелости; половые, национальные и культурные особенности. Поэтому не могу считать свои соображения по поводу ИЭЭ исчерпывающими и всеобъемлющими. Просто пишу о том, что чувствую, слышу, вижу, о чем так много переговорено с братьями и сестрами по социону.

КАК ВСЕ НАЧИНАЕТСЯ

Процесс становления личности юных Гексли проходит с большим внутренним динамизмом, прорывающимся в окружающую среду через фантазии, эмоциональные переживания, поражающие близких изменчивостью и противоречивостью, трудно объяснимые на первый взгляд поступки. Процесс этот может быть далеким от благостно-наивных родительских представлений о его протекании. Особенно когда родители для Гексли не «тождики», да к тому же рационалы. Тут потрясения неизбежны.

Набирающая силу экстравертированная интуиция, при неадекватных реакциях юного хозяина или хозяйки в режиме «здесь и сейчас» (вытесненные ощущения реальности по К.Г.Юнгу), порождает ситуации, достойные пера одновременно У.Шекспира, О. Генри и М.Твена. Если учесть среди прочего, что целомудрие не считается значительной частью Гексли достойным украшением, то к перечисленным именам грех не добавить Г. де Мопассана.
Правда, серьезные неприятности случаются редко (спасибо ведущей функции!), приобретенный опыт проходит соответствующую этическую оценку (спасибо творческой функции!) и нацеливает на поиск новых возможностей в русле традиционной нравственности в ее широком смысле.

В этот период жадно проглатывается все, что может утолить жажду познания в разнообразных областях человеческих отношений. Читается, листается, смотрится все и в огромных количествах. Слова людей необычных, неординарных впитываются быстро и надолго. На этом этапе может проявляться некоторая замкнутость и отстраненность от окружения, родительские сердца наслаждаются выстраданным покоем. Но как порой незаслуженно короток бывает период их благодушия!

«МОМЕНТ ИСТИНЫ»

Рано или поздно наступает момент, когда Гексли со свойственным экстраверту пылом бросаются в этот несовершенный мир для того, чтобы попытаться изменить его. Окружающие не успевают переваривать идеи, фонтанирующие из Гексли, не успевают восхититься одними проектами, в которых им «повезло» участвовать, как появляются новые идеи и новые проекты. И так до тех пор, пока «осчастливленным» родственникам, друзьям и коллегам не приедается «красить заборы» под руководством новоявленного Т. Сойера.

Вот тут для Гексли наступает «момент истины». Для одних раньше, для других позже, но обязательно наступает. Жизнь достаточно жестко начинает проверять их на прочность. Именно в это время осознано проявляется стремление к укреплению дуальных отношений для тех, кто их имеет, начинается «путь к Габену» для тех, кому не удалось в семье или браке пройти школу общения с дуалом.

Я абсолютно уверен, что, зная основы соционики, имея позитивный опыт межличностного общения, можно быть счастливым с представителями любого социотипа, но быть самим собой, не играть несвойственные тебе роли можно только с дуалом. Правда, как показывает мой скудный опыт дуального общения, не каждый дуал - «мой дуал», но это печальная тема отдельного разговора. Нам всем есть смысл быть реальными, живыми людьми, а не чучелами модели А.. Это в качестве лирического отступления («…душа еще болит…»).

При наступлении «момента истины» проявляется феноменальная стрессоустойчивость Гексли. Только толкование ее природы должно быть несколько иным, чем это принято. Поясню, что я под этим подразумеваю. Отправление ведущей функции ИЭЭ – экстравертированной интуиции – требует высокой степени лабильности, проще говоря, скорости возникновения и прекращения нервных процессов. Именно высокая степень лабильности определяет характерную для Гексли способность к мгновенной смене эмоциональных состояний, позволяет хотя бы на 1 см, 1 секунду опережать реальность, спасаясь тем самым от стрессов при откровенно слабой сенсорике ощущений. Представьте, что бы было с Гексли при вялом протекании нервных процессов!

Уязвимость подчиненной функции в известном смысле компенсируется твердостью и силой ведущей. Это следует знать родителям юных Гексли, когда они предпринимают попытку с помощью резких слов или действий воспитывать своих чад. Поверьте, последние в этот момент находятся в другом, далеком от вас мире, откуда с тоской наблюдают за ходом педагогического процесса. Гораздо эффективнее поддержать Гексли в ситуации «здесь и сейчас», взяв на себя труд, сдержаться и не усложнять ему и без того непростое существование в суровой реальности. Именно так поступают «свои» дуалы. Спасибо им за это!

При постоянной и напряженной эксплуатации ведущей функции возникает опасность ее перегрузки. Это чревато последствиями, в частности, искажением восприятия самих себя, неадекватными реакциями на свои проблемы в социуме. И жгучий брюнет начинает воспринимать себя «высоким блондином в желтом ботинке».

Когда проблемы растут как снежный ком, а помощь не поступает, недуализированные ИЭЭ для самозащиты начинают использовать не самые достойные даже с точки зрения их этики методы. Раскрывать всю подноготную духу не хватает, скажу лишь, что интриганство Гексли (Гамлеты отдыхают!) является самым непосредственным ответом на сложившуюся ситуацию. Безудержное хвастовство, суетливая активность на любовном фронте, ревность, вспыльчивость, грубость и воинственность - из той же оперы.

«ОБЛАСТЬ НЕЖНЫХ ЧУВСТВ»

Думаю, выше написанного вполне достаточно, уж лучше я перейду к более приятным вещам. А, что может быть приятнее для Гексли, чем область нежных чувств!

Но Гексли не был бы Гексли, если бы на пути к личному счастью изрядно себя не потрепал. Свойственный ему романтизм с налетом пессимизма сам по себе очень даже неплох. Для Габена, что называется, в самый раз. Проблема в другом. Замечательный писатель Юлиан Семенов устами своего Исаева-Штирлица утверждал, что от любви женщины умнеют, а мужчины глупеют. Про женщин не могу судить, а про мужчин добавлю, что некоторые непросто глупеют, у некоторых напрочь «сносит башню». Догадайтесь с трех раз, о ком идет речь? Увы, вы правы...

В состоянии страстной влюбленности (другой у Гексли не бывает) ведущая функция теряет свое царское величие, предоставляя ошалевшего от чувств носителя попечению капризной этике отношений, обидчивой структурной логике и крайне ненадежной «белой» сенсорике. Если объект нахлынувшей страсти не Габен, или не «свой» Габен, то результаты довольно трудно предсказуемы, хотя нельзя сказать, что всегда плохи. Что называется, дело случая. И этих случаев у Гексли бывает немало.

Здесь следует высказаться по поводу прочно укрепившегося мифа о Гексли как о донжуане. Чушь! Он - донжуан в представлении тех, кто незнаком с природой данного явления, но это уже из другой области.

В основе всех его связей лежит поиск того единственного существа, с которым будет обретен, прежде всего, внутренний покой, стабильность в бытовой среде, взаимопонимание. Гексли любит брать, но он умеет и хочет отдавать. Эгоизм и себялюбие не есть принадлежность того или иного психологического типа, как и отклонения в сексуальном поведении. Это относится не к соционике, а к педагогике и медицине.

А теперь перехожу к очень тонкой и деликатной части своего эссе – отношению интуитивно- этических экставертов к сексу. Поверивший в то, что я сейчас напишу, может с полным основанием считать себя знатоком Гексли и рассчитывать на их искреннюю признательность.
Секс для интуитивно-этического экстраверта – не просто удовольствие, это один из способов существования, проявления и идентификации себя в объективной реальности. Лишь в полном соединении души и тела ИЭЭ способен эту реальность ощущать. Это одно из немногих окон, через которые он воспринимает мир более или менее адекватно.

Для ИЭЭ в сексе эмоциональная сторона приоритетна. Хорошо знакомый мне Гексли пережил потрясение, когда объект его воздыхания (Габен, кстати) предложила свою физическую составляющую, отказав в духовной. Предложение, судя по всему, было чисто риторическим, но явилось для «белой» сенсорики «mon chere ami» серьезнейшим ударом. Пришлось применить все свои знания и опыт по борьбе со стрессом и депрессией, и, кажется, я его спас для других Габеночек.

Свой первый сексуальный опыт Гексли приобретают довольно рано. Здесь их подстерегают опасности, в первую очередь, психологического свойства. Через болезненную структурную логику вкупе с чувствительной сенсорикой ощущений неопытные Гексли могут получить совсем не ту психологическую установку на взаимоотношения полов, установку, которая может в корне не соответствовать их личностной направленности. В этом истоки возможных отклонений в сексуальном поведении.

Но в процессе полового самовоспитания, если пытливость не перерастает в распущенность, постепенно приходит понимание истинной ценности, красоты и гармонии всех сторон любви. Для эмоционально зрелого Гексли настоящий оргазм – в душе, когда неразрывно соединены духовное и физическое начала. Для совместимости в дуальных отношениях с Габеном, как и в отношениях с другими типами, это, пожалуй, самое важное. На мой взгляд, именно этими устремлениями могут объясняться иррациональные, импульсивные действия ИЭЭ по поиску гармоничных отношений, часто неверно трактуемые и критически воспринимаемые окружающими людьми.

«Мир, в котором я живу…»

Внутренний мир личности - вместилище истинного, свойственного только ей, состояния души - мыслей, чувств, переживаний, фантазий, сокрытых от окружающих подлинных мотивов поведения, потенциальных возможностей и т.д. Он требует, по меньшей мере, деликатного отношения. Наличие эмпатии – вот что необходимо для правильного понимания действительных внутренних состояний других людей. Но для многих это качество, что называется, из разряда желаемых или нуждающихся в развитии.

Интуитивно-этических экстравертов, для которых отношения приоритетны, очень сильно коробит стремление окружающих людей к легкомысленному, поверхностному восприятию их внутреннего мира.

Здесь следует предупредить возможные обвинения в идеализации Гексли. Конечно же, представители всех социотипов против подобного вмешательства! Но для читателей, владеющих основами соционики понятно, что структурная логика, как МНС, особенно к этому чувствительна. А, если еще вспомнить про влияние творческой функции?
Такое отношение у ИЭЭ связано, как правило, с печальным личным опытом. Иррациональный Гексли (юный и не очень) вызывает у многих непреодолимое желание преподнести ему жизненный урок, научить практическому подходу к житейским реалиям, избавить от синдрома «человека рассеянного» из известного произведения С.Я. Маршака.

Подобная помощь нужна, важна и полезна при условии соблюдения «статус-кво» личности. А вот с этим у большинства воспитателей-доброхотов проблемы! Особенно, у рационалов по отношению к иррационалам, чуть-чуть меньше - наоборот (внутри этих классов, как мне кажется, проблема менее остра).

В этой ситуации перенос внутреннего состояния воспитателя на воспитуемого осуществляется по полной программе! О достижении раппорта говорить не приходится. Как, впрочем, и о существенной пользе такого воспитания.

Наша современная педагогическая система рациональна, ее идеалом является рационально мыслящий и рационально действующий индивид. В стране, являющей для всего мира образец иррациональности, это весьма и весьма странно (вспомним Ф.Тютчева: «Умом Россию не понять…»). А вот понять состояние ИЭЭ, зная соционику и желая это сделать, можно вполне. Иногда достаточно просто выслушать Гексли, как это делают «свои» дуалы, да и не только они одни. Уточню: набраться терпения и выслушать. Что же можно в этом случае узнать?

Мир, который живет в Гексли, может существенно отличаться от того мира, в котором Гексли, по мнению окружающих, пребывает. Я не встречал ИЭЭ, которым было бы наедине с собой скучно. Почему? Очень просто. Есть два мира - тот, что внутри и тот, что снаружи. Переход из одного в другой и обратно в течение считанных мгновений не дает возможности скучать. В способности к подобным переселениям Гексли нет равных (высокий уровень лабильности!)

В своем внутреннем мире ИЭЭ вовсе не такой, каким его привыкли видеть близкие. Внутренний Гексли - это человек, которому все подвластно. Это исключительно положительный герой, создающий новые миры, спаситель и защитник слабых, если речь идет о Гексли-мужчине. Это восхитительная королева, обожаемая своими подданными за неисчислимые достоинства, если речь идет о Гексли-женщине. Причем, величие того и другой обратно пропорционально степени самооценки в реальной жизни.

Внутренний мир Гексли населяют персонажи прочитанных книг, просмотренных спектаклей и кинофильмов, признанные и ни кому не известные герои из реальной жизни, существа, созданные собственным воображением. Фантазия работает без перерыва. Я не случайно написал «работает». Аушра в своих статьях о ИЭЭ очень точно подметила, что по структурной логике у Гексли идет постоянный, лучше сказать, непрерывный набор информации обо всем вокруг. Разрыв в информационной цепи переносится болезненно, вот тут-то, как мне кажется, и подключается безудержная фантазия, заполняющая информационные бреши. У героя известного анекдота, обратившегося к своей прелестной соседке со знаменитой фразой: «Да, пошла ты со своим утюгом!» явно логика соотношений - «ахиллесова пята».

Вернемся к персонажам. Почти со всеми из них Гексли на равных (речь о положительных персонажах и образах), во всех виртуальных событиях он принимает самое непосредственное участие в качестве, описанном чуть ранее. Поэтому в реальной жизни соперники, чаще мнимые, не вызывают стремления к близкому с ними общению, против них и плетутся интриги. Здесь же упрятаны истоки ревности.

Но не бывает явлений только плохих или только хороших. Обладание внутренним миром с подобной формой и содержанием, наряду с неоспоримыми преимуществами, имеет и свои весьма ощутимые слабости. Это диалектическое противоречие рождает потребность в реализации соционического закона о дуальной природе человека. Для Гексли начинается сложный, а, порой, и мучительный «путь к Габену», видимо, единственному существу, способному достаточно адекватно воспринять свойственные ИЭЭ внутренние состояния (или долго и безболезненно делать вид, что он адекватен?!).

Вместе с тем, я всегда от души радуюсь, когда вижу пары, живущие счастливо вопреки всем предсказаниям и законам, в том числе и соционическим. Дай им бог!

ВМЕСТО ВЫВОДОВ

Суть общих проблем интуитивных экстравертов (в большей степени этиков) предельно точно и корректно раскрыл в своей работе «Психологические типы» К.Г.Юнг: «…Если у него хорошие задатки, т.е. если установка его не слишком эгоистична, то он может оказать необыкновенные услуги в качестве инициатора или поборника всяких начинаний. Он естественный ходатай всякого, имеющего будущность, меньшинства. Так как он (если он установлен не столько на вещи, сколько на людей), предугадывая, постигает в них известные способности и полезности, то он способен так же «создавать» людей. Никто не может лучше его подбодрить своих ближних или воодушевить их на новое дело, даже если он бросит его уже послезавтра. Чем сильнее его интуиция, тем более его эго сливается с увиденной возможностью. Он оживляет ее, он выводит ее наглядно и с убеждающей теплотой, он, так сказать, воплощает ее…

…интуитивный слишком легко растрачивает свою жизнь, ибо он оживляет людей и вещи и распространяет вокруг себя некую полноту жизни, которую, однако, проживает не он, а другие. Если бы он мог остаться у дела, то пожал бы и плоды своего труда; но ему слишком часто приходится мчаться за новой возможностью и покидать свои, только что засаженные поля, с которых другие соберут урожай…»

Жанр эссе не предполагает глубоких выводов, поэтому мною и приведена столь обширная цитата из Юнга, как бы делающая это за меня.

Кто-то скажет, что немало из описанного в эссе подходит к другим социотипам. Соглашусь полностью. Все мы являемся носителями общечеловеческих черт. Дело все в том, как, у кого и в какой степени они выражены, что для кого предпочтительнее в процессе адаптации в социуме. Именно то, что есть в нас от других личностей, и является мостиком для взаимодействия и взаимопонимания! В исследовательском пылу мы нередко забываем, что деление на типы вещь условная, что любая модель статична, и, значит, весьма далека от реально существующего динамичного (изменчивого) прототипа. Но, помимо общечеловеческого, есть и сугубо личное, индивидуальное. Типическое находится где-то посередине. Это маяк для самопознания, точка опоры на пути к индивидуации, вектор возможностей каждого из нас.

И последнее. Конечно, за пределами данного эссе осталось много наблюдений, фактов, оценок. Их я оставляю для «обратной связи» с теми, кто решит откликнуться на представленные размышления, на что я очень надеюсь. Но самое-самое сокровенное берегу для «моей» Дуалочки, которую, уверен, обязательно встречу.

P.S. Моей Габеночке

Ты – дуновенье ветра в летний зной,
Дыхание цветов в ночной прохладе.
Как к самой восхитительной награде,
Стремлюсь к тебе, душе моей родной.
И, если все же справедливость есть,
При этой жизни распахнутся двери
В наш дом Любви, я в это очень верю.
И ты шепнешь мне: «Я пришла, я здесь…»
Как жил я без тебя так много лет,
Об этом расскажу при нашей встрече,
Когда взгляну в глаза, обняв за плечи,
А ты прижмешься ласково в ответ.

Статья предоставлена автором.

Другие статьи Сергея Трофимова на нашем сайте:

Загрузка...
Совместимость по знаку Зодиака
Гадание
Здоровье и питание
Оракул
Хиромантия
Тренинги